КОРОЛЬ И ШУТ

WhatsApp Image 2018 05 23 at 09.59.41

При упоминании слов «король», «шут» многие из молодых или из тех, кто недавно был таковым, вспомнят песню: «Много дней грустил король, Не знал народ, что за беда! И кто-то во дворец привёл смешного карлика-шута». Да и слова эти для многих неразрывны, соединены этим важным «и»: «Король и шут». Этот тандем, эти вечные путники, король и его совесть – шут, шагают по миру целую вечность, и будоражат наше душевное равновесие. И наш мир. И нашу собственную совесть.

И хоть в первую очередь вспоминается легенда отечественного рока – группа «Король и Шут», мы говорим о Шекспире. Кстати, те, кто в свое время заслушивался композициями этой группы, в большинстве своем знакомы с творчеством великого писателя. А все потому, что Шекспир – это часть прочнейшего фундамента, на котором стоит вся мировая культура. И культурное воспитание каждого из нас.

Вообще, Шекспир и сам давно стал как здание. Монолитное, нерушимое и вечное. Его давно разобрали на цитаты, как строение разбирают по кирпичикам. Каждый выбирает кирпич под себя, свое видение мира. Разница лишь в том, что здание, теряя кирпич за кирпичом, разрушается или вовсе исчезает, а Шекспир, при том же разборе на части, становится крепче, основательней и нужнее. Нам с вами.

6239.750x0Вот, например, одна из цитат – «Корделия, опомнись!». Можно не знать, из какого она произведения, но можно тысячу раз на дню ее произносить.

Стоит ли говорить об универсальности и нужности этого восклицания в нашей жизни? Кто из нас сам не был в роли Корделии и не сталкивался с ней на каком-то важном этапе своей жизни? Корделия и ее отец – Лир - давно стали нарицательными именами наряду с Гамлетом, Макбетом, Отелло, Ромео и Джульеттой.

И вот эти слова гремят со сцены: «Корделия, опомнись!». Их мало прочитать, их нужно услышать. И хотя бы раз произнести. С чувством, угрозой – по лировски.

Почему-то мне кажется, что этот момент как нельзя кстати подходит для того, чтобы испугаться, замереть и расплакаться. Хотя бы потому, что вот-вот случится непоправимое. Либо дочь, «очнувшись», пойдет на лицемерие, либо отец, не услышанный дочерью, разорвет самое важное, что связывает его с ней.

Признаться честно, не могу сказать, что страшнее. Шекспир дает лишь один вариант развития событий, но ведь все могло сложиться по-другому…

На сцене Лермонтовского театра в Грозном состоялась премьера трагедии Уильяма Шекспира «Король Лир». Не углубляясь в содержание произведения, сосредоточусь на премьере и работе, проделанной режиссером и актерами театра. Думаю, те, кто читал «Короля Лира», не нуждаются в пересказе. И те, кто не читал – также не нуждаются: надо взять и прочитать!

Премьере предшествовали месяцы тяжелой работы: репетиций, подготовки костюмов и декораций. Признаться честно, Шекспир на театральной сцене Грозного для искушенного зрителя можно приравнять к изысканному блюду от шеф-повара в лучшем ресторане, скажем, Москвы. Ну, или любого любимого вами города. Например, для меня это Ереван. И рестораны там не хуже московских. На уровне.

Пытаться приготовить это же блюдо у себя дома – все равно что совершить страшное преступление. И чтобы его отведать нужно непременно ехать в этот город, идти непременно в этот ресторан. Тоже самое с Шекспиром – в театр, только в театр. Никаких видеозаписей!

Шекспир – это, несомненно, уровень. Радость от того, что к нему обратился наш театр, сменился страхом: справятся ли? В ожидании премьеры пришлось освежить память и заново прочитать произведение. Не в кратком содержании. И потом, когда приходится долго ждать, время тянется невыносимо долго: февраль, март, вот уже и апрель настал. В таких случаях обязательно нужно себя чем-то занять. Поэтому прочтение «Короля Лира» стало полезным и нужным мероприятием.

Пока суть да дело, наступил день премьеры. Правда, время было не совсем подходящее – разгар рабочего дня, пятница. Не всем удается в такое время выбраться с работы. Другое дело мы, журналисты. Для нас любое мероприятие – повод выбраться из редакции. Да и чего не сделаешь ради Шекспира. Оставив младших за старших, сами старшие отправились в театр.

Не могу не сказать несколько слов о зрителях. Возьму на себя роль Шута – ведь только ему можно говорить правду и при этом не быть наказанным. Надеюсь, есть среди читателя Король, который прислушается ко мне – к Шуту, и будет вынужден со мной согласиться.

Разумеется, спектакль начался позже назначенного времени. И сейчас я понимаю, что это не совсем вина организаторов. Просто зритель у нас воспитан так, что позволяет себе опаздывать на спектакли, концерты. Зритель считает это возможным. А еще воспитание позволяет зрителям беспощадно громко разговаривать по телефону, звук которого не отключается на время спектакля, свистеть и громко комментировать происходящее на сцене. Воспитание позволяет тотально не уважать актеров, для которых день премьеры особо волнительный, зрителей, которые пришли культурно отдохнуть, и себя. Почему некоторые люди не уважают себя – для меня загадка.

Надо сказать, что в зале было немало детворы. Вообще было сложно представить себе, как дети воспримут это спектакль. Оказалось, легко. Правда, как и все дети, они восприняли только то, что им понятно и интересно. Во-первых, это сцены поединков между рыцарями. Громко, шумно, активно, словом, - экшен.

Во-вторых, дети моментально избрали для себя любимого персонажа – Шута. Лично меня это удивило меньше всего. Шут – это ярко, весело, смешно и…честно. А детей, как мы знаем, невозможно обмануть, поэтому они тянутся к тому, кто честен. Пусть даже это и смешно. Не смешно тем, кто правду не любит, но к детям-то это не относится. И потом, взрослые ведь тоже смеялись над остротами Шута. Смеялись в надежде, что это не про них. Про них. Шекспир потому и вечен, что люди не меняются. Он всегда про нас.

И еще несколько слов от зрителя-Шута: во время спектакля должен быть антракт. По крайней мере, шекспировские труды требуют того. Зритель имеет право между первым и вторым часом «Короля» отдохнуть, обсудить, выпить кофе, сделать пару фото и вернуться в зал. И потом, антракт – это целая церемония. Зрители, порой, не зная друг друга, делятся впечатлениями, дают первые оценки.

Надо сказать, что после премьеры мы с коллегой обсуждали спектакль в течение недели. Дозировано. Разумеется, не все нам понравилось, но в целом, чувство сытости от только что съеденного изысканного блюда от шеф-повара у нас было. А потому мы благодарим режиссера Салаудина Яхъяева и весь актерский состав (Муса Аюбов, Румиса Ибрагимова, Хеда Авзаева, Милана Тарамова, Альви Махаури, Султан Темишев, Апти Исламгериев и др.) за работу, и желаем им не останавливаться на достигнутом. Ведь у Шекспира еще много трудов (как Шут вам говорю).

Как там песня заканчивается?

«Не стало больше короля, все, как один, сошли с ума. Летели месяцы, года в весёлом царстве карлика-шута».

Виктория Хан

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить