МАТЕРИНСТВО – ЗАКОН ПРИРОДЫ

МАТЕРИНСТВО  ЗАКОН ПРИРОДЫ-1Ранним утром в республиканском перинатальном центре стоит тишина. В это время редкие пациенты в коридорах напоминают горожан, которые вышли прогуляться на набережную, воспользовавшись тем, что город еще спит. Сотрудники, переходящие из одного кабинета в другой, тоже избегают шума: разговаривают тихо и стараются ничего не ронять.

 У кабинета главного врача Марет Дигаевой посетители собираются задолго до начала рабочего дня. Молодые женщины, чуть постарше, или совсем пожилые, сопровождающие дочерей. В какой-то момент становится неловко ждать женского врача с неженскими вопросами - журналистскими.

 О том, что приехал главный врач можно узнать по оживлению в коридоре. Становится шумно и суетно, а с очереди у ее кабинета слетает налет сонливости и утомления.

 Через несколько минут начинается прием. Заходят по очереди – пациенты и врачи, каждый со своим вопросом.

 МАТЕРИНСТВО  ЗАКОН ПРИРОДЫ-2Пообщаться с Марет Ахмедовной удалось не сразу – пациенты, сотрудники, операции – и так весь день. К вечеру, когда в коридорах становится более или менее тихо, а вопросы, стоящие на повестке дня, решены, Марет Дигаева приглашает в свой кабинет.

Перинатальный центр – это клиника широкого профиля, в которой с использованием самых современных медицинских технологий проводятся консультации, лечение и реабилитация беременных и родивших женщин, а также новорожденных детей. Сегодня перинатальные центры создаются в каждом крупном субъекте РФ. В перинатальном центре осуществляются ведение беременности и родов, диагностика и лечение всех видов бесплодия, используются вспомогательные репродуктивные технологии (ЭКО), проводятся различные исследования у детей и взрослых. Технологическая оснащенность перинатального центра позволяет выхаживать недоношенных и маловесных новорожденных.

Кроме того, это определенная технология организации медицинской помощи, направленной на сохранение беременности и рождение здорового ребенка даже в случае серьезных отклонений в организме будущей матери. В перинатальные центры направляют женщин, имеющих какую-то патологию, женщин из группы высокого риска, когда ожидается рождение малыша, требующего оказания сложной помощи.

- Становление перинатального центра – долгий, многоэтапный путь. По хорошему, открытие перинатального центра длится три–четыре года. Техника, квалифицированные кадры – все это требует времени, - поясняет М. Дигаева.

- Марет Ахмедовна, расскажите, каковы функции главного врача? Кто и с какими вопросами может обратиться к Вам как к главному врачу перинатального центра? 

- Я долгое время работала в Москве, вхожу в число хирургов, выполняющих высокотехнологичные операции. В связи с этим у меня есть часы приема населения. Здесь уже идет отбор. Знаете, обращаются с разными проблемами. Есть люди, которые головную боль связывают с женским здоровьем. А есть и посетители с действительно глобальными проблемами, не знающие с чего начать. У меня есть врачебная комиссия, с которой мы помогаем пациентам.

- Возвращаясь к головной боли. С какими вопросами обращаются женщины?

- Вообще, когда женщину что-то беспокоит, она в первую очередь считает правильным обратиться к гинекологу. И это объяснимо: женский врач ближе, лучше понимает ее. И женщины очень рады, что на общении с гинекологом их проблемы заканчиваются.

- Марет Ахмедовна, у каждого пациента как минимум одна проблема. За годы работы удалось выработать «иммунитет» и не пропускать их через себя?

МАТЕРИНСТВО  ЗАКОН ПРИРОДЫ-3- Его невозможно выработать. Всегда есть сострадание, сопереживание, желание помочь и есть чувство горечи, когда не можешь ничем помочь. При этом нужно пациенту сказать об этом, лишить его надежды. Когда у человека есть надежда, он идет за тобой. Но иногда приходится говорить «это невозможно», «у вас никогда не будет детей».

- Пациенты и их проблемы забываются или что-то остается?

- Забывается рутина. Есть мимолетные моменты, которые забывает и врач, и пациент. Можно спросить у любого врача, и он расскажет о любом пациенте. Он всегда помнит, с какими проблемами он столкнулся, как он их решал, как ему было тяжело.

- Марет Ахмедовна, как-то отключаетесь от работы?

- Это практически невозможно. Телефон всегда включен, я – на связи. И всегда есть пациент, о котором приходится постоянно думать.

- Есть пациенты, которые запомнились на всю жизнь?

- Конечно! Есть случай, когда был летальный исход. Да, я понимаю, что мы ничего не могли сделать, но я до сих пор не могу смириться. И это очень тяжело. Вообще много случаев, которые проходят через сердце. И мне кажется, это переживает любой врач, который занимается серьезными проблемами.

- Скажите, а к летальному исходу можно привыкнуть?

- Это невозможно. К нему не привык и не привыкнет ни один врач – ни онкологи, ни те, кто работает с пограничными состояниями. Я не верю, что есть врач, привыкший к такому исходу. Ты бьешься до последнего, борешься.

- Марет Ахмедовна, к чему нужно быть готовым, идя в эту профессию? Вообще, через что нужно пройти?

- Для того чтобы стать хирургом, нужно 15 лет практики, ежедневной работы. У меня стаж 29 лет, я сейчас пожинаю плоды того, что посадила. Нужно быть готовым к тому, что больше половины твоей жизни уйдет на обучение. Прежде чем ты скажешь «Я могу это сделать», ты затратишь десятки лет. Ты просто отдаешь этому делу все, не требуя ничего взамен.

- А есть те, кто не выдерживает, ломается?

- Безусловно.

- Марет-врач, Марет-человек и Марет-женщина – это разные люди?

- Сейчас это уже один гармоничный организм. По большому счету я и раньше не пыталась взрастить в себе какие-то качества или наоборот сломать. Дома я – обычный человек. Занимаюсь домашними делами, общаюсь с соседями, пью чай.

- Спасибо за беседу!

 Рабочий день закончился. В коридорах центра вновь наступила тишина. Нарушали ее лишь санитарки, монотонно «шаркая» швабрами. Слева - направо, слева - направо. На улице стало совсем темно – осень нещадно сокращает день. В окне кабинета Марет Ахмедовны свет еще не погас. Как не гаснет надежда, которую она дает пациентам.

 

 

Виктория Хан