ЧЕЛОВЕК С БОЛЬШОЙ БУКВЫ

Кусаев Адиз Джабраилович 64

3 января 2018-го года известный поэт, писатель, переводчик, литературовед, журналист Адиз Джабраилович Кусаев отметил 80-летие со дня рождения и 60 лет литературной и журналистской деятельности. Когда встречаешься с Адизом, тебя приятно поражает его неукротимая энергия, его искренность, его молодцеватый задор, его всегда смеющиеся из-под лохматых бровей добрые глаза.

Сегодня А.Д. Кусаев – гость нашей редакции.

 - Добрый день, Адиз Джабраилович. Как известно, Вы окончили военное авиатехническое училище, затем в течение нескольких лет работали бортмехаником Грозненского аэропорта. Как случилось так, что в дальнейшем Вы посвятили себя Слову – художественному и публицистическому?

- Стихи и короткие заметки я начал писать ещё в школе и к 1957 году, когда вернулся на Родину, в моей ученической тетрадке было около десятка стихотворений и даже небольшая поэма. По ним меня и приняли  в объединение молодых литераторов при Союзе писателей Чечено-Ингушетии. За год до призыва в армию в 1959 году и направления на учебу в военное авиационно-техническое училище были опубликованы мои первые стихи на русском и чеченском языках, а также короткие корреспонденции в республиканской молодежной газете «Комсомольское племя». Кроме того, на руках у меня были «красные» дипломы Грозненского статистического техникума и первой Школы юных корреспондентов при редакции газеты «Комсомольское племя». Обо всем этом, прочитав мою автобиографию, узнал замполит училища майор Александр Соколов и создал корреспондентский пункт, назначив меня своим заместителем. Я стал регулярно  писать и печатать  материалы о жизни училища и стихи в газете «Красная звезда» Московского военного округа, куда входило наше училище.

После училища я четыре года работал техником в Грозненском аэропорту и, бывая в командировках, облетел почти весь Северный Кавказ, Закавказье, Украину, Среднюю Азию и написал множество стихов, очерков и зарисовок о своих товарищах-авиаторах, о природе  и людях новых мест, где приходилось бывать. Так что учеба в военном училище и работа в аэропорту стали очередными этапами моего становления как поэта и журналиста, источниками новых сюжетов, знакомств и более глубокого изучения многообразной жизни, а не началом моей творческой деятельности.

Снимок- Довольно редкое явление, когда художник двуязычен. В чеченской литературе Вы один из немногих, если не единственный, кто удачно сочетает в творчестве чеченский и русский языки. Но как так получилось? Не проще было бы остаться в рамках одной языковой культуры?

 - В селе Исфана Ляйлякского района Ошской области Киргизии была большая школа, в которой параллельно учились три группы с первого по десятый класс – русская, узбекская и киргизская. Я стал учеником первого класса русской группы, в которой  и окончил школу.  Преподавали нам  русский  язык и литературу терпеливые  и требовательные  учителя Е.И. Лысенко и В.А. Келбин. А мы старательно запоминали все их уроки. Они и привили мне любовь к русскому языку и литературе. Русский язык стал для меня вторым родным языком. Поэтому я хорошо  знал  и знаю его. И писать стихи, как многие мои сверстники, выросшие на чужбине, начал, естественно, на русском языке.

Но еще в Киргизии я твердо решил изучить письменный чеченский язык и писать стихи на родном языке. Попросил отца написать чеченский алфавит и для примера некоторые слова. Прислушивался к разговорам стариков, записывал слова, уточнял их смысл.

А дома читал все, что было на чеченском языке. Непонятное спрашивал у авторов-писателей, потому что знал их и учился у них.

В 1958 году были опубликованы мои стихи на чеченском языке.

- Когда вышла Ваша первая книга о чеченских писателях, многим казалось, что она первая и последняя, но чуть позже вышло еще два тома. Стоит ли нам ждать продолжения этой серии? Или писатели Чечни закончились?

- Нет, не закончились. Литераторов, написать о которых четвертую книгу я считаю своим долгом, осталось немало. Когда я составил примерный список тех, кто мог бы войти в четвёртую книгу, он получился солидным – около пятидесяти поэтов, прозаиков, публицистов, литературоведов, критиков. Но в силу разных обстоятельств приступить к написанию очередной  книги о писателях Чечни пока никак не удается.

- А биография кого из писателей Вам далась наиболее трудно? И с чем именно были сопряжены эти трудности?

 - Самым трудным для меня был очерк о чеченском поэте, члене Союза писателей СССР, моем ровеснике и большом друге Хусейне Сатуеве. Был  март 1995 года. Шла война, но уже начали выходить возрожденные частные газеты «Грозненский рабочий» (М. Мурадов), «Импульс» (Р. Караев) и молодежная «Республика», преемница республиканской молодежной газеты «Комсомольское племя» – ныне «Молодежная смена», заработала Гостелерадиокомпания «Вайнах», директором радио которой был назначен я. Передвигаться по республике было очень трудно из-за множества блокпостов.

В это время и пришло сообщение о смерти Хусейна Сатуева, который долго болел после инсульта.

Поехать в Алхан-Юрт на похороны поэта не было никакой возможности. Поэтому я решил выразить свое соболезнование своеобразно: написал  о нем очерк, который озаглавил словами из его стихотворения «Мне ещё не время уходить», и опубликовал в газете «Республика». Благо, материала было достаточно: в моей библиотеке, несмотря на обстрелы, бомбардировки и мародерство, сохранились все книги поэта и все, написанное о нем.  В то время измученным войной людям было не до писателей – все думали только о том, как выжить. Мне стало до боли обидно за наших писателей, и я стал собирать материалы о них. Ведь я знал многих, потому что они были моими учителями и наставниками. Я дружил с ними, делал телепередачи об их творчестве, читал их книги. Очерки мои охотно печатала газета «Грозненский рабочий», которую издавал за свой счет журналист Муса Мурадов.

Постепенно к 2003 году у меня накопилось около пятидесяти очерков, которые были изданы в журнале «Вайнах».

- Вы автор слов многих популярных чеченских песен, но одной из самых любимых для всех поколений чеченцев остается песня «Сан г1ала» на музыку Аднана Шахбулатова в исполнении Мовлади Буркаева. Не могли бы Вы рассказать историю создания этого поистине народного шлягера?

- В 1966 году я пришел работать в музыкальную редакцию радио Госкомитета ЧИАССР по телевидению и радиовещанию, сменив на этой должности будущего знаменитого композитора А. Шахбулатова. Там мы и познакомились с ним. Аднан продолжал работать в комитете – руководил инструментальным оркестром Гостелерадио. Однажды он зашёл к нам в редакцию и сказал мне: «Я знаю, что ты пишешь стихи. Срочно нужен текст вот на эту музыку». Мелодия, которую сыграл на пианино Аднан, мне очень понравилась. «Стихи должны быть о нашем городе», – добавил он. Я согласился и в один присест написал стихотворение «Сан г1ала».

Аднан остался доволен текстом. Буквально через неделю песня вышла в эфир радио и телевидения в исполнении М. Буркаева и сразу стала хитом и неофициальным гимном столицы ЧИАССР.

Когда в Грозном в 1968 году проходил Всесоюзный фестиваль музыкального искусства народов России, я сделал вариант песни на русском языке, и она прозвучала в программе фестиваля в исполнении М. Буркаева на двух языках. Кроме того, когда в  1970-е годы был объявлен Всесоюзный конкурс на лучшую песню о городах-столицах всех союзных и автономных республик Советского Союза, песня «Мой город» заняла третье место, уступив первое место песне Мокроусова «Подмосковные вечера» и второе – песне Е.Доги о Кишиневе.

- Вы помните первую прочитанную Вами книгу, которая проложила путь к Вашему читательскому сердцу?

- Вряд ли я смогу вспомнить, какая из прочитанных книг была первой. Думаю, что это были стихи А.С. Пушкина.

Но одно помню точно: в детстве безумно любил читать, и привычка к чтению жива во мне до сих пор.

В горное селение Киргизии, где  прошли мои детские и юношеские годы, в то трудное послевоенное время не доходили ни газеты, ни журналы, а по радио шли информационные программы на киргизском, узбекском и таджикском языках. Поэтому нашим единственным развлечением и единственной радостью было чтение книг. К счастью, в селе была большая библиотека, куда я приходил ежедневно после уроков. Все свободное время я посвящал чтению, эта привычка жива во мне до сих пор, и день, когда я не прочитал хотя бы пару десяток страниц очередной книги, – считаю потерянным.

- Книга (или автор), которую Вы наиболее часто достаете с полки?

- Люблю читать и перечитывать А. Пушкина, М. Лермонтова, Н. Некрасова, А. Грибоедова, В. Маяковского, С. Есенина, Л. Толстого и многих других классиков чеченской, русской и зарубежной литературы.

 - Не могли бы Вы поделиться секретом Вашего жизненного оптимизма и трудолюбия?

 - Помню, ещё в детстве во время школьных каникул мы с учителем почти два месяца путешествовали пешком по горам, ночуя в юртах гостеприимных скотоводов-киргизов. Позже в статистическом техникуме и особенно в военном училище нам, курсантам, еженедельно устраивали марш-броски в полной армейской выкладке.

С тех времен и осталась у меня привычка делать ежедневно по утрам физзарядку и проходить пешком не менее пяти-шести километров. Ем умеренно, по возможности, домашнюю еду, разнообразные фрукты, мёд, пью различные травяные чаи.

Совсем не пью лекарства. Каждый год стараюсь отдыхать на море, ну и, конечно же, привычка работать по принципу: «Не позволяй душе лениться, чтоб воду в ступе не толочь. Душа обязана трудиться И день и ночь, и день и ночь».

 - Спасибо, Адиз Джабраилович. Мы от души желаем Вам многих лет плодотворной творческой жизни! Дай Аллах, чтобы все Ваши начинания получали немедленную реализацию! Счастья Вам и Вашей семье!

 

Беседовал

Саламбек АЛИЕВ