ОДНА НА МИЛЛИОН

ОДНА НА МИЛЛИОН-1Милана Хадчукаева не любит, когда о ней так говорят, но это буквально так: на миллион с лишним человек населения Чеченской Республики она – единственный дипломированный искусствовед. Представитель профессии, о которой слышали все, но полное представление имеют немногие.

- В республике есть люди, которые занимались этим задолго до меня. Например, Сацита Исраилова, которая в непростое для республики время проводила выставки в библиотеке, писала заметки о наших художниках. Не всегда есть необходимость давать критику, но создавать информационную, историческую базу необходимо в любом случае, и Сацита с лихвой эту функцию выполняла. Или Тамара Мазаева. Хоть она и историк, диссертацию защитила искусствоведческую, касающуюся творчества Петра Захарова. Так что, называть меня единственным в Чеченской Республике искусствоведом совсем не правильно, - замечает мне Милана, рассказывая о своей профессии.

И здесь стоит прояснить один очень важный момент: искусствовед – специальность, но не должность. Эта мысль укладывается в голове не сразу, но получив диплом искусствоведа, вы сможете работать кем угодно – от экскурсовода или научного сотрудника музея до арт-менеджера или аукционера. Вы сможете даже открыть собственную галерею, если возникнет желание или необходимость.

ОДНА НА МИЛЛИОН-2Так в чем же задача искусствоведа, если, например, заниматься историей того или иного искусства может историк? Дело в том, что у последнего нет полномочий относительно оценки произведения, его анализа, в то время как от искусствоведа художники ожидают критику. Надо заметить, в Чеченской Республике многие не совсем правильно понимают специфику этой профессии.

- Некоторые, узнав, что я – дипломированный искусствовед, ожидают, что я сразу же распределю всех местных художников по категориям, скажу, кто более, а кто менее проявил себя профессионально. Кроме того, есть мнение, что искусствовед должен заниматься любым направлением – будь то декоративно-прикладное искусство, изобразительное искусство и так далее. На самом деле все не так. Каждый выбирает для себя определенную нишу в исследовательской деятельности, вплоть до того, что занимается изучением работ одного определенного художника, - объяснила Милана.

Это вполне себе естественно. Самая простая аналогия – специализации врачей. Да, конечно, каждый медик имеет общий набор базовых знаний и навыков, но ждать от стоматолога, что он проведет операцию на сердце нельзя. Так и здесь – у каждого искусствоведа своя специализация.

Исходя из сложившейся в Чеченской Республике ситуации, Милана решила заниматься современными чеченскими художниками. Усложняется все тем, что раньше исследовательской деятельностью в области изобразительного искусства здесь никто не занимался, и каких-либо исторических, научно-исследовательских трудов, на которые можно было бы опираться в искусствоведческой работе, попросту нет. И на сегодняшний день музейная сфера республики испытывает острый дефицит как специалистов научного фронта, так и исследований, проводимых в этой области.

Но в первую очередь, несмотря на то, что выставочная деятельность в последние годы заметно активизировалась, чеченские художники нуждаются в своего рода кураторстве и выставках, и только потом уже в том, чтобы о них писали статьи или научные работы. И в этом плане, можно сказать, что искусствовед – промежуточное звено между художником и зрителем.

- Сейчас я сосредоточилась именно на том, что помогаю в организации выставок. Этим мы поддерживаем наших художников. Кстати, выставки художников из других регионов – тоже своего рода поддержка местных творцов: видя работы коллег, они набираются впечатлений, черпают для себя какие-то идеи, у них появляется стимул. Обмен творчеством идет на пользу художникам, особенно молодым, - подчеркнула она.

Еще один примечательный момент: искусствовед и эксперт-оценщик – не всегда одно и то же. Да, искусствовед может быть экспертом, но только если он прошел специальное обучение и получил лицензию. Причем, существует градация по типам оцениваемых предметов.

- Я, например, не имею права взять картину на экспертизу и вынести решение – подделка это или оригинал. Я могу дать только предположение, это не будет достоверным и документированным фактом. Но часто в музей приносят различные предметы и очень удивляются, когда узнают, что искусствовед не может провести экспертизу, - рассказала девушка.

Здесь стоит заметить, что некоторые предметы искусства требуют не только визуальной оценки, но и более глубокого изучения с применением различных физико-химических методов, например, рентгена. Таких специалистов в Чеченской Республике пока еще нет. Как говорит Милана, возможно, со временем она и станет экспертом, но пока что она только искусствовед.

Милана училась на факультете теории и искусств в Санкт-Петербургском художественном институте им. И. Репина, а сейчас она заведующая отделом изобразительных искусств Национального музея Чеченской Республики. В ее задачи входит организация выставок, исследовательская деятельность, научно-просветительская работа. И если нам кажется, что за промежуток времени между выставками в музее ничего не происходит, то на самом деле львиная доля работы происходит как раз в этот период.

- Иногда приходится проделывать большой объем работ в довольно сжатые сроки. Например, у нас было несколько дней на то, чтобы оформить выставку к Международному дню музеев. Конечно, этим занимался не один человек – есть художник-экспозиционер, художник-оформитель. Я в этом тоже участвовала вместе с другими сотрудниками моего отдела. Но кроме этого, необходимо собрать информацию о каждой картине,

о каждом авторе, чтобы потом в ходе выставки рассказывать самые интересные и значимые моменты посетителям, - объяснила Милана.

Но работа с выставкой не ограничивается ее открытием. Помимо всего прочего, здесь проводятся музейные занятия, где школьникам более подробно рассказывают о выставке, о картинах, об авторах, показывают презентации работ, не вошедших в экспозицию. Иногда музейные занятия сопровождаются тематическими видеороликами.

- В последнее время мы проводим много художественных выставок. Не в каждом художественном музее так часто открываются выставки. Наш музей все-таки не художественный, но можно сказать, что мы бьем рекорды в этом направлении.

Некоторые выставки, кстати говоря, готовятся месяцами. Как говорит сама Милана, это большая удача, если удается на подготовку уделить столько времени, ведь в таком случае можно провести более тщательную работу, как исследовательскую, так и оформительскую, и организационную. Одна из таких крупных выставок пришлась на период, когда Милана была сотрудником Мемориального комплекса им. А-Х. Кадырова «Аллея славы». Там проходила выставка работ выпускников монументальной мастерской Санкт-Петербургской академии художеств.

- Выставка была сложной в техническом плане, так как выставлялись довольно крупномасштабные картины. Надо сказать, это был очень удачный пример сотрудничества. Кажется, мы готовились около 4-х месяцев, не помню точно. Помню, что времени хватило изучить каждую выставляемую картину, - рассказала Милана.

Кроме подготовки к выставкам, в обязанности сотрудника отдела изобразительных искусств входит составление карточек научного описания. Дело в том, что музеи собирают и хранят коллекции художественных работ, и время от времени в музей поступают новые экспонаты – из других музеев или частных коллекций. Кстати, здесь хочется заметить, что некоторые работы, которые по мнению посетителей не несут в себе художественной ценности, ценны в историческом плане, так как либо хранились в коллекции именитой личности, либо каким-то образом связаны с известными событиями или людьми.

Так вот, возвращаясь к карточкам научного описания. Для бывалых музейных работников это уже привычная процедура, но новичку справиться с этим будет не так просто, как может показаться на первый взгляд. Мало того, что предметы изобразительного искусства требуют осторожного обращения, нужно уметь определять его сохранность.

Взять, к примеру, любую подаренную музею картину. Отдел фондов занимается документальной частью регистрации, но прежде чем ее выставлять, отдел изобразительных искусств должен составить ее описание: автор, период, техника, есть ли повреждения. Все нужно описывать до миллиметра. Допустим, если это живопись, возможна утрата красочного слоя, и в описании необходимо указать ее уровень, например, 0,5 см. Необходимо определять степень повреждений, определять способ их устранения, находить следы прежних реставраций.

- Нужно знать специальные термины, которым я обучаю новых сотрудников. Ну, например, все видели старые картины. Они покрыты трещинами. Так вот, это называется «сетка кракелюр». Этот кракелюр бывает различного характера: с угрозой осыпания, с раскрытыми краями – в общем, очень много нюансов, - объяснила мне Милана. - К счастью, наши новые сотрудники очень быстро учатся. Но все равно это занимает достаточно много времени.

После этой беседы мне, пользуясь, так сказать, служебным положением, хотелось бы обратиться к нашим молодым читателям, которые еще не нашли свое место под солнцем и находятся в поисках своего призвания: перед вами – буквально непаханое поле искусствоведческой деятельности. И если вы неравнодушны к прекрасному, возможно, вам стоит обратить свое внимание на интересную и все-таки важную профессию искусствоведа.

 

Марьям ХАДЫСОВА