Россия – Исламский мир
Председатель Парламента Чеченской Республики, Герой России Магомед Даудов принял участие в IV Заседании Группы стратегического видения «Россия – Исл...



СОЛДАТЫ «ДЖИХАДА»-ПЕШКИ В ЧУЖОЙ ИГРЕ

Никому не нужно доказывать, что терроризм в России имеет теснейшую связь с международным. Это – аксиома. Поэтому будем воспринимать как данность то, что бандиты на Кавказе пользуются помощью из-за рубежа как финансовой, так и кадровой - в виде инструкторов и наемников.

Российские радикалы тоже не остаются в долгу у зарубежных сподвижников, и когда возникает необходимость, организовывают переправку своей «пехоты» в горячие точки планеты. Так было в Афганистане, в Ираке, в Ливии и теперь вот в Сирии. 
Правоохранителями отмечен отток ваххабитов, направивших свои стопы в сторону сирийской границы еще в начале 2013 года. Отдельные регионы Северного Кавказа провели учет и посчитали, сколько жителей уехало воевать за рубеж. К примеру, только из Дагестана в «боевой вояж» по учетам властей убыло более 200 человек, всего же из России – около тысячи. Но это по официальным данным. Сколько же точно ваххабитов с Северного Кавказа и Поволжья переместилось в зону сирийского конфликта – не скажет, пожалуй, никто. Ясно, что обнародованная статистика – это лишь верхушка айсберга. И процесс «военной миграции» до сих пор не остановлен, несмотря на то, что правительственные войска в Сирии медленно, но верно начинают теснить разношерстные группы так называемой оппозиции по всем фронтам.
И чем тяжелее становится положение международного ополчения радикалов, тем настойчивее агитаторы войны зазывают на Ближний Восток россиян.
Например, не так давно радио «Fi-Syria» выпустило в эфир передачу на русском языке, тут же растиражированную экстремистскими сайтами. В ней журналист брал интервью у некоего амира Салахуддина. Со слов радийщика, насущность этой передачи была вызвана тем, что в адрес редакции поступило много вопросов от молодых мусульман об организационных моментах, порядке и условиях принятия в ряды «муджахидов», желающих принять участие в «джихаде» на территории Сирии.
Амир охотно делится информацией: говорит, что каждый новичок может выбрать понравившуюся ему группу и должен будет пройти курс военной подготовки (муаскар) от 30 до 45 дней. Как бы между делом упоминается, что документы после пересечения границы нужно сдать амиру базы. И здравомыслящему человеку тут же становится понятно, что молодой «джихадист» попадает в сети, выбраться из которых для него будет непросто.
Но интервьюируемый, дабы сдобрить горькую пилюлю, тотчас упоминает о приятных моментах. С его слов, после 6 месяцев, проведенных на фронте, молодой «муджахид» может привезти с родины в Сирию семью. А если таковой не имеется, то после года службы в рядах оппозиционного ополчения, ему подберут невесту из местных девушек. Мало того, руководство отряда возьмет на себя все расходы по свадьбе, и не оставит молодую семью без поддержки, регулярно выделяя ей продукты питания и деньги.
Правда, с последним амир несколько лукавит. «Джихадисты» не такие уж бессребреники, что не в состоянии на собственные средства организовать свадьбу. Заработки боевиков в зоне военного конфликта давно известны. Тарифы таковы: за день без войны боец получает 25 долларов, за день, проведенный в боях – 400 долларов. Так что многие приезжают поучаствовать в этом кровавом конфликте ради денег. И как-то недосуг им подумать, что каждый такой день, проведенный в перестрелках где-то далеко от дома, может стать последним в жизни.
Необходимо отметить, что финансовые потоки в значительной степени способствуют тому, что религиозный терроризм обрел второе дыхание, после того как вслед за известными событиями 11 сентября 2001 года ему в разных точках планеты был нанесен ряд сокрушительных ударов. Щедрые денежные вливания позволили «Аль-Каиде», потерявшей своего бессменного лидера Усаму бен Ладена, вновь нарастить мускулы. Именно поэтому мы не так давно наблюдали появление знакомых черных флагов в Ливии, Йемене, Пакистане, Бахрейне, Мали, в северокавказских лесах России, а сегодня – в Сирии.
В ряды местных «оппозиционеров» вербовщики с удовольствием принимают и выходцев из России. Многие из них скрываются на Ближнем Востоке от федерального розыска за тяжкие и особо тяжкие преступления, не подлежащие амнистии или обжалованию на родине. Для этой категории лиц даже предусмотрена льгота в виде освобождения от курса начальной военной подготовки; их немедленно переправляют на «заработки», в самое пекло войны.
После этого становится понятным, что собой представляют лагеря, куда в качестве рядовых бойцов попадают наши соотечественники, поддавшиеся ваххабитской пропаганде.
Круг общения здесь, естественно, оказывается сродни тому, что бывает у нас где-нибудь на зоне строгого режима. И порядки царят соответствующие: безнаказанные убийства мирных жителей, мародерство, наркотики.
Зачастую действия устроителей нового миропорядка повергают в шок весь цивилизованный мир. Все помнят, как в мае 2013-го в интернет попал видеоролик, снятый повстанческой «Бригадой Омара аль-Фарука», в котором его командир Абу Саккар вырезает из поверженного солдата правительственной сирийской армии сердце и печень, а потом поедает их. При этом он советовал своим соратникам, противостоящим правительственным войскам, последовать его примеру и поедать сердца и печени врагов.
Можно вспомнить и поступки Абу Баната, в миру Магомеда Абдурахманова, выходца из дагестанского села Хаджалмахи, который широко известен тем, что, перекочевав из ваххабитского подполья Кавказа в Сирию, сколотил из бывших соотечественников банду. И когда она в апреле 2013-го захватила деревню Машхад Рухин, Абдурахманов, играя на видеокамеру, лично казнил двух православных священников, отрезав им головы.
«Отмороженность» Абу Баната отмечают даже его братья по оружию. Банда Абдурахманова вступает в вооруженные стычки не только с правительственной армией, но и с войсками «оппозиции». Сирийские повстанцы даже вынуждены были установить блокпосты по периметру деревни Машхад Рухин, которую дагестанец со своей ватагой объявил «Независимым халифатом».
Этот и другие поступки «оппозиционеров», вроде снайперской стрельбы на пари в живот беременным женщинам или подрыва в жилых кварталах городов снарядов, начиненных отравляющими веществами, находятся за гранью человеческого понимания. И паренькам с российского Кавказа, решившим принять участие в «освободительной» войне в Сирии и строительстве на обломках ее государственности очередного халифата, стоит учесть, что, как говорится, идти в разведку им придется именно с такими людьми как людоед Абу Саккар или головорез Магомед Абдурахманов.
Кроме того, проведя экскурс по международной политике, касающийся темы финансирования терроризма в разных точках планеты, хотелось бы спросить тех, кто собрался покинуть родные пенаты и присоединиться к сирийским радикалам: каково вам от мысли, что вы вскоре будете являться крошечными марионетками в руках большого кукловода?
Не секрет, что без известных лозунгов никакие экстремистские лидеры не способны были бы поддерживать этот очаг напряженности. И жестоко обманывается тот, кто думает, что силами исламистов движут какие-либо идеи. Нет. Их степень активности напрямую зависит от наличия (либо отсутствия) зеленых шуршащих купюр.
А в качестве эпилога хотелось бы озвучить такую мысль: примерно известно количество наших соотечественников, нелегально уехавших на войну в Сирии, но вот числа тех из них, кто навсегда останется лежать в наскоро вырытых могилах где-нибудь близ Дамаска или Алеппо, мы вряд ли когда-нибудь узнаем. Об этом известно лишь Богу. В отличие от чаяний «муджахидов» о райских кущах, у Него на заблудшие души, источавшие в мире лишь жестокость и агрессию, совершенно другие планы.

Висхан ХАЛИДОВ

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить