ВОКРУГ САМАШЕК ЗА ОДИН ДЕНЬ

ВОКРУГ САМАШЕК ЗА ОДИН ДЕНЬ-1Самой большой нашей ошибкой в тот день было то, что мы недооценили масштаб предстоящей вылазки. Казалось бы, что может быть проще: съездить в село, взять фактуру, написать материал. Но не тут-то было.
Куда мы попали?
По одной из версий, название села Самашки произошло от чеченского «Сайнан ма1аш» – «Оленьи рога». По другой – «Саь-МаІашка», что значит «к месту оленьих стоянок». Как бы там ни было, олени однозначно внесли свою лепту в название села.
Село Самашки имеет давнюю и довольно кровавую историю. Заложена станица в 1851 году в результате формирования Сунженской казачьей линии. После прихода власти Советов, в 1918 году, самашкинцы принимали участие в терском казачьем восстании против большевиков. Закончилось восстание победой красных и депортацией казаков в 1920 году. Не менее трагические события происходили здесь и во времена двух последних военных кампаний.
Конечно, были в истории Самашек и светлые периоды. Так, в советское время здесь были крупные предприятия: консервный завод, который теперь работает не в полную силу, молочная ферма, многочисленные кошары, совхоз, который сегодня тоже утратил былые мощности, газонаполнительные станции, которые после развала Советсвкого Союза прекратили свое существование.
Современное село Самашки располагается на территории бывших Нижних Самашек, в их состав включен поселок Дружба, состоящий из нескольких двухэтажных многоквартирных домов, построенных в 1974 году болгарами.
С севера границы села обозначены холма Сунженского хребта, с юга – рекой Сунжей и лесным массивом. Кстати, в самашкинском лесу по весне собирают вкуснейшую черемшу.
Нашим проводником стал коренной житель села Саид-Хусейн Галиев, заведующий складами в ГУП «Самашкинский». Когда мы сказали, что хотим посмотреть здесь что-нибудь интересное, он почти сразу перечислил целый ряд местных достопримечательностей. Прикинув маршрут, мы, в сопровождении Саид-Хусейна, отправились изучать окрестности.
 
 Все, что осталось
Первым делом Саид-Хусейн показал нам противотанковый ров, вернее, все, что от него осталось. По словам нашего проводника, траншея была вырыта силами трудовой армии. Тянулась она от Моздока до самой Сунжи и служила оборонительным укреплением на терском направлении. Ширина рва – около 7 метров, высота – более 2. Сейчас там все поросло травой и кустарником, и ничего не говорит об истинном предназначении сооружения. Овраг как овраг, только очень-очень длинный и ровный.
Еще один немой свидетель событий времен ВОВ – долговременная оборонительная точка из сборного железобетона, камня на растворе, железных балок с арматурой. Молодое деревце перед ДОТой – как символ того, что все было не зря.
Совсем рядом с Сунжей расположен объект культурного наследия федерального значения – городище «Самашкинское 1», датируемое V-XIII веками. Продираясь через заросли колючек, мы надеялись увидеть нечто большее, чем опознавательная табличка посреди поля. Но сегодня здесь только трава да рытвины кое-где.
Самашкинское городище было открыто еще в 1888 году А.А. Бобринским в числе пяти других в долине реки Сунжи. Но полноценные раскопки впервые были проведены только в 1945 году Т.М. Минаевой по заданию Грозненского краеведческого музея. Все находки – осколки сарматской керамики – датировались I тысячелетием до нашей эры. В 90-х годах, в ходе разведочных работ на Самашкинском городище №1 так же были обнаружены следы пребывания на этой территории сарматов. Были среди находок и предметы раннего железного века.
Весь материал хранился в фондах Чечено-Ингушского краеведческого музея и при археологической лаборатории ЧИГУ. К сожалению, эта коллекция не была своевременно обработана и опубликована.
Не могу говорить за моих спутников, но стоя там, на месте где тысячи лет назад стоял кто-то из загадочного сарматского племени, я думала о том, сколько тайн хранит в себе земля. И многие из них мы так никогда и не узнаем.
 
 Народная тропа
ВОКРУГ САМАШЕК ЗА ОДИН ДЕНЬ-2Еще одно знаковое место – колодец имама Шамиля. Во избежание недоразумений, оговорюсь: таких колодцев на территории Чечни – множество. Дело в том, что личности, как имам Шамиль, становятся героями легенд, которые переходят из поколения в поколение с поправкой на местность, так сказать.
Хотя, вероятность, что имам Шамиль имел отношение к самашкинскому колодцу, довольно высока, так как границы имамата достигали этих земель. Чтобы подтвердить или опровергнуть народную версию названия колодца, необходимо провести его тщательное изучение. А до тех пор, остается верить Саид-Хусейну на слово.
Чтобы добраться до него, нам пришлось перевалить через Сунженский хребет и знатно поплутать, как на авто, так и пешком. Саид-Хусейн провел в этих краях детство и юность, но с тех пор много воды утекло и дороги, которые когда-то активно использовались, стали не езжеными и не хожеными. Мы петляли по холмам хребта, рядом, над долиной, парил орел, каждый из нас искал свою добычу.
Наконец, оставив авто на холме, наша экспедиция двинулась вглубь чащи. Кстати, когда мы еще только подъезжали к этой чаще, заметили на опушке старый диван. Мы посмеялись, мол, диван среди леса – что может быть более странным. Посмеялись и забыли о нем. Как оказалось, зря.
Весь склон как будто специально засажен разного сорта алычой, дикими яблоками и еще каким-то неизвестными нам ягодами. Пробираться под ними приходилось чуть ли не на четвереньках. Периодически заросли алычи сменялись полянками крапивы. Надо ли говорит о том, как я не была этому рада?
Так, заедая боль крапивных ожогов алычой, мы то продирались через заросли вверх по склону, то спускались в овраги. В какой-то момент мы даже чуть было не потеряли друг друга, но моему напарнику, наконец, повезло, и он нашел заветный колодец.
Широкое, выложенное камнями кольцо, выступает над землей около полуметра. Взмыленные и вымотанные, мы присели было на край отдохнуть, но тут же нас атаковали комары. И это вам не наши городские комарики, а настоящие дикие комарища.
Саид-Хусейн рассказал, что вода в этом колодце всегда держится на одном и том же уровне, ни выше, ни ниже. Попив воды из колодца, покусанные, но довольные тем, что все-таки его нашли, мы отправились искать оставленный автомобиль. И знаете, что? Да! Диван! Оказалось, пойди мы по тропинке за ним, сразу вышли бы к колодцу. Вот так оно и бывает: судьба посылает нам знаки, а мы их упорно игнорируем.
 
Безымянные
высоты
Самая высокая точка Сунженского хребта на территории Чеченской Республики располагается, как вы уже догадались, здесь, в Самашках. Высота ее составляет 537 метров над уровнем моря. Если честно, даже стоя на этой самой точке, сложно до конца осознать, на какой высоте ты находишься. А ведь с этого холма в ясную погоду чуть ли не Ингушетию разглядеть можно. Но в тот день было облачно, и даже горы, которые жителям села видны почти всегда, были скрыты от нас.
На этом восхождения не закончились. Поодаль от этой высоты располагается скалистый комплекс, прозванный местными жителями волчьими воротами. Дело в том, что в этом месте часто – в одни и те же периоды – находили следы волков. Скорее всего, здесь пролегает часть маршрута, по которому звери мигрируют.
Замечу, что волчьи ворота, как и колодцы имама Шамиля, можно встретить в Чеченской Республике во многих районах. Это и не удивительно для края, где волки водились большими стаями, а само животное стало символом чести, отваги и благородства.
Волчьи ворота представляют собой скалистые выступы по обе стороны дороги, ведущей от Сунженского хребта в Самашки. Мы рискнули вскарабкаться на более высокую сторону ворот. Причем пока я, ориентируясь на голос моего более прыткого коллеги, пыталась не сорваться и уже привычными после предыдущих выездов движениями покоряла новую высоту, Саид-Хусейн пропал из виду. Появился он несколькими минутами позднее. Оказалось, чуть поодаль есть более пологий склон, по которому можно было спокойно подняться, не изображая из себя человека-паука. Но ведь это совсем неинтересно, правда?
А забрались мы туда, чтобы пощекотать нервишки и постоять на краю уступа. Хотя, признаюсь честно, чтобы дойти до самого его края, моей смелости не хватило. Пройдя две трети уступа, я присела на камень и… уже не смогла встать в полный рост, чтобы вернуться на «большую землю». Не то что я боюсь высоты, но, когда с трех сторон тебя окружает обрыв, поджилки сами собой начинают трястись, знаете ли.
Так, исцарапанные, перепачканные, покусанные, с соломой и колючками, набившимися в кеды, уставшие, но довольные, мы завершили нашу экспедицию по окрестностям села Самашки.
 
Марьям Хадысова