МОЕ СЕЛО – МОЯ КРЕПОСТЬ

14324427 1773248502953842 8445969286997893952 oЛюбой житель села Ведено может смело сказать так. Построенная еще в XIX столетии и бывшая гарнизоном царских войск крепость ныне превратилась в райцентр одного из красивейших районов Чеченской Республики.
Пускай дети
посмотрят
Дети – это мы, группа корреспондентов, которая одним солнечным сентябрьским утром нагрянула в Ведено и нарушила привычный уклад жизни местных жителей. Что поделать, когда ищешь что-то – в особенности, что-то интересное – но не знаешь, где оно и как выглядит, волей не волей становишься причиной беспокойства тех, кто хоть что-то знает.
Что вам приходит в голову, когда вы слышите слово «крепость»? Непреступные стены с бойницами, высокие башни, массивные ворота, которые можно открыть только усилиями доброго десятка взрослых мужчин… Не скажу, что мы ожидали увидеть именно такую картину, но и то, что мы обнаружили, не было воплощением наших ожиданий. И вместе с восторгом, который все-таки имел место быть, увиденное оставило горькое послевкусие. Но обо всем по порядку.
Итак, наша группа отправилась на поиски крепости. Выдвинувшись пешим ходом с центрального рынка, мы жадно смотрели по сторонам в поисках своей цели. Когда мы только собирались в Ведено, нам сказали, что она находится в самом центре, чем, как выяснилось, немного ввели нас в заблуждение. Центром в селах что называется? Правильно, рыночная площадь. Но мы решили, что не может крепость быть посреди рынка, и стали искать центр села в плане географическом. И даже круглая башня за зданием рынка не сумела нас остановить.
Самостоятельные поиски завершились тем, что мы в буквальном смысле уперлись в стену. Каменная кладка высотой в рост среднего человека, по верху которой пущена колючая проволока. По эту сторону – дорога и мы, по ту сторону – частные подворья. А крепости нигде нет.
Мы походили вдоль стены, сфотографировались на память и, решив, что это и есть все, что осталось от крепости, хотели было переключиться на что-то другое. Тут-то нам и подсказали, что главная башня как раз та, которую мы видели на рынке.
И вот, мы шумной гурьбой вернулись к старту наших поисков, но на входной двери в башню висел замок, и мы снова озадачились. На помощь пришла продавщица из ларька, расположенного аккурат перед башней. «Открой дверь, пусть дети посмотрят», - обратилась она к кому-то.
Сайд-Усман – завхоз рынка. Он же по совместительству смотритель башни. Он рассказал нам, что своими силами вычистил ее от мусора, который там скопился за время последних кампаний, и с тех пор следит за чистотой и порядком здесь.
Замок оказался не заперт, но Сайд-Усман все равно взялся нас сопроводить. Внутри – трава и голые стены. Стены, которые знают то, чего нам уже никогда не узнать. Странное было ощущение, если честно. Как будто вторгаешься на чужую территорию и вот-вот появится кто-то суровый и скажет, мол, нечего вам тут делать, уходите отсюда.
Раньше башня была выше. Теперь верхних этажей нет, а крышей служит крона огромной липы, которая растет ровно по центру. По словам Сайд-Усмана, эту крону можно увидеть еще на совсем старых фотографиях чуть ли не XIX века. В общем-то, в это легко поверить: дереву не менее полутораста лет на вскидку. Удивительно, что оно не пострадало во время боевых действий.
 Выхода – нет
Сайд-Усман рассказал нам еще об одной особенности веденской крепости – о подземных тоннелях. Система тоннелей служила путем сообщения между всеми частями крепости.
Тут, наверное, стоит внести ясность. Крепость – это не только башня в центре. Территория всего современного Ведено – имеется в виду райцентр – была территорией крепости. То есть стена, на которую мы наткнулись в начале нашего поиска, лишь малая часть всей крепостной стены, и в этом мы убедились позже. По сути, практически все строения – и жилые, и административные, и прочие – находятся во внутреннем дворе крепости. А арка, которая ныне является входом на главную площадь, когда-то являла собой главные ворота.
Так вот, представьте себе теперь, какой должна быть эта система тоннелей. Представили? Мы тоже представили и с воодушевлением обратили взоры на Сайд-Усмана: «А можно?» И получили в ответ: «Нет. Выхода нет».
Как говорится, выход есть из любой ситуации. Конечно, если это не могила. В каком-то смысле, именно на могилу мы и нарвались. Дело в том, что во время второй чеченской кампании эти тоннели были завалены.
Тоннели имели несколько выходов на поверхность, и к одному из наиболее сохранившихся – у реки – Сайд-Усман нас и привез. Здесь, кстати, мы и увидели продолжение крепостной стены. Удивительно было обнаружить арочную деревянную дверь с коваными петлями – привет из XIX века.
Чтоб подобраться к выходу – хотя, относительно нас это, скорее, был вход – пришлось сначала долго спускаться, а потом снова подниматься. Продравшись сквозь густой кустарник, мы обнаружили подранные мешки с песком, каменные обломки, исписанные самыми разными словами стены… и мусор. Вот здесь-то и наступило разочарование. Ну как так то, ребята?! Почему?! Неужели вам нисколечко не стыдно?! Это же история!
Но ребятам, которые, кстати, издали наблюдали за нами, а потом даже некоторое время следили за нами, полагая, что мы – журналисты – не замечаем этого, стыдно не было.
Темная история
Вообще, Ведено имеет довольно кровавую историю, что, в общем-то, не очень вяжется с красотой здешних мест. Глядя на зеленые пастбищные склоны и синие лесистые холмы, трудно представить, что не далее, чем 20 лет назад здесь творилась настоящая мясорубка. Что уж говорить о временах почти двухсотлетней давности?
А именно из тех времен берет свое начало история крепости Ведено. Кто ее построил – вопрос спорный. По общепринятому мнению, основателем ее является имам Шамиль, но есть версии, что крепость была построена до Шамиля, он же только захватил ее, сделав ставкой своих войск в период с 1845 года по 1859, когда аул Ведено в конце концов был взят штурмом царскими войсками под предводительством генерала Евдокимова.
В те времена крепость имела все необходимое для оснащения войск оружием: кузницы, где изготавливались шашки, слесарни, литейные и оружейные мастерские, где отливались пушки и винтовки. Порох тоже производился здесь же. Теперь же только стены и остались.
Что удивительно, эти стены буквально срослись с современным селом. Это своего рода борьба между временем наступающим и временем прошедшим, но не желающим уходить. Двухэтажные коттеджи, спутниковые антенны, автоматические ворота, блестящие на солнце внедорожники, линии электропередачи, асфальт – казалось бы, под напором всего этого рухнут любые стены. Любые, но не стены крепости Ведено.
Они стойко сдерживают натиск научно-технического прогресса, напоминая своим суровым видом о том, что не всегда все было так радужно, как сейчас. Что были времена кровавых сражений, времена, когда каждый неверный шаг, каждое неверно сказанное слово могло решить судьбу сотен и сотен людей. Кто был здесь гостем, а кто – пленником? Кому эти стены спасли жизнь? Для кого стали последним пристанищем? Какие слова произносили те, кто оборонял эти стены? О чем думали те, кто брал их штурмом? Ни о чем таком не задумываются мальчишки, рисующие на этих стенах бессмысленные закорючки и непонятные слова. Они просто напросто убивают время.
Марьям Хадысова