БЫЛА ТАКАЯ ПРОФЕССИЯ

14311326 1773251732953519 5652402936002696291 oЗДЕСЬ МАМОНТЫ НЕ ПРОБЕГАЛИ?
Пожалуй, о нашем пребывании в Ведено получилось бы довольно сносное кино: четыре человека с телефонами и фотоаппаратами в руках, в шляпах, бейсболках и банданах носились по селу, вызывая единственный вопрос, который возникал на лицах таксистов и торговцев: здесь мамонты не пробегали?
А мы действительно носились по селу как мамонты: нужно было везде успеть, все увидеть, услышать, попробовать и до всех дозвониться.
 
 
В поисках Супьяна
Супьян – коренной житель села, знающий его историю и хорошо говорящий на русском языке. Кстати, его жена – учительница, тоже русская. Дом этого человека, с черным забором, находится рядом с пекарней. Так нам описали Супьяна как человека, могущего помочь нам в наших поисках.
«А как его фамилия? Может его Сулейман зовут?», - задавали нам наводящие вопросы прохожие, у которых мы спрашивали о нем. И все же. Даже не зная фамилии этого человека, мы знали твердо: имя его Супьян.
Коллективная работа хороша тем, что кто-то в группе неожиданно может стать поставщиком идей, которую общими усилиями можно довести до уровня гениальной. К примеру, найти главный ориентир – хлебопекарню, о которой местные явно знали больше, чем о Супьяне.
Когда черный забор был найден, и открыты ворота, которые, к слову сказать, и не были заперты, остались последние сомнения: как нас примут.
 
Супьян и Валентина
Если следовать утверждению Антона Чехова о родстве краткости и таланта, то о Супьяне и Валентине Петровне я бы сказала коротко – настоящие. Это два пожилых человека, в жизни которых было все: молодость, профессия, разрушения, травмы. Быть может, они стали для меня особенными потому, что они - мои герои. Не выдуманные. Настоящие.
Несмотря на то, что в доме сейчас идет ремонт, здесь светло. «С пятьдесят седьмого года живем здесь – вернулись из Казахстана. И с пятьдесят седьмого года строимся, - говорит Супьян, - третий раз строим». Обе войны они пережили здесь, в Чечне: Супьян перенес неудачную операцию в 1973 году, и любое перемещение на транспорте было для него просто опасным: «Я не уехал. И она не уехала. Я ей развод давал, выгонял – сына спасай. Не уехала».
Общая история началась в 1954 году в Казахстане. Валентина с подругами была направлена после педучилища в Казахстан на практику из Иваново. Там ее и встретил Супьян. На вокзале. А вечером пригласил девушек в кино. «Эта была серьезная, - смеется Супьяна, - на танцы придет – сидит. Я ее сразу приметил. Подруги ее помогали, мачеха – никак она не соглашалась».
Стройка дома в Ведено началась в 57-м году, когда вернулись из Казахстана. Вдвоем строили. Во время войны дом был разрушен.
«Покажи руки, - говорит Супьян жене, которая спрятала руки на коленях, - мы с ней вдвоем строили. Цемент месили, гравий таскали. Сейчас проще – миксером перемешать, а тогда руками. Здорово мы с ней потрудились». Сейчас стройка, идущая в доме – третья и, хочется верить, последняя.
Валентина Петровна плохо слышит – последствия бомбежек. За время нашего пребывания она не раз посетовала на ремонт – фотографии не найдешь. Но и без фотографий можно предположить, какой красивой она была тогда, в молодости. Она и сейчас красива, но другой красотой. Красотой пожилого человека: седина, выбивающаяся из под платка, морщины на руках, «лучики» вокруг глаз, обостряющиеся каждый раз, когда она улыбается. Во время разговора она несколько раз трогательно и легко касалась руки супруга, комментируя его рассказ. «Просвещение нес – кино показывал. Всю жизнь улыбается, всегда радостный», - говорит она о работе Супьяна. Сам он говорит, что доставляет людям радость. Через это и сам испытывает радость.
Валентина Петровна говорит медленно, с расстановкой, но на нас впечатление произвел тембр ее голоса. Удивительно приятный, но твердый. «Учителей слушать тяжело – очень нудные, - шутливо сетует Супьян, - если бы понадобилось жениться, на учительнице бы не женился!».
 
 
Умирающая
профессия.
Киномеханик
«Я с тринадцати лет поступил на работу киномехаником в Казахстане, - говорит Супьян, - с тех пор без отпусков, без перерывов я работал в этой профессии».
Профессия киномеханика отходит в забытье. С началом нулевых цифра затмила все – механику, пленку, человека. Между тем, когда-то эта профессия была уважаемой, киномеханики были людьми важными, особенно в сельской местности.
«Мы с друзьями ходили в кино. Покупали билет, но кино я не смотрел – в киноаппаратную шел. Там работал крымский татарин, Николай Агишев. Все, что он делал, я замечал, наблюдал».
Супьян помнит все до мелочей: это был понедельник и у Николая должен был быть выходной день – свадьба. Но в тот день был показ казахского фильма. И Агишеву пришлось выйти на работу. Когда молодй человек зашел в аппаратную, Николай немного помечтал: вот если бы ты был киномехаником, я бы сейчас на своей свадьбе был бы. А он и умел:  «Я нахально его вытолкал: я все умею – целый год смотрел. Вытолкал и закрыл дверь на крючок – не пустил его». Так Супьян завоевал свое место в кино.
Когда отец домой отправил, мол, какой-ты киномеханик, Супьян не ушел: «Никуда теперь я отсюда не уйду. Я теперь здесь буду всегда. Я тебя ослушаюсь». Отец отступил.
Да, об Агишеве. Свадьба не состоялась – передумал: «На пять минут опоздал, она истерику закатила. Если она сейчас мне такое устраивает, а что после свадьбы будет?». Так, кино решило судьбу двоих – Супьяна и Николая.
В его памяти много историй о жизни, о кино, о Казахстане и Чечне: «Раз вы просите, я все вам расскажу». Это был один из тех редких случаев, когда хотелось, чтобы время приостановилось, посидело бы с нами у этих людей. Я прослушивала запись несколько раз, чтобы услышать наш смех во время рассказа Супьяна. Именно наш смех, поскольку возможность смеяться вот так, слушая целую жизнь человека, выдается крайне редко.
Помимо кино Супьян ремонтировал телевизоры, уже здесь, в Ведено. Ремонтировал всем и бесплатно. «Никогда денег не брал, ни с кого. Один раз только деньги взял, и то от злости». Получив отремонтированный телевизор, человек сказал, что за ремонт заплатил 50 рублей. В следующий раз Супьян взял с него 100 рублей: «Разозлился я сильно, а надо было себя перебороть. Я не брал с него деньги, а он говорит, что брал. Жалел потом, мучился. Деньги эти не использовал, так сейчас в гараже на стене приклеена купюра. Я вам покажу».
Гараж Супьяна интересен не только этой памятной купюрой. Там и по сей день стоит техника, необходимая для показа кино. Проекторы, бобины, экран. Он легко и быстро нажал на рычаги и все ожило: гараж наполнил характерный потрескивающий звук, загорелись лампочки. «Я иногда балуюсь, - улыбается Супьян, - включаю».
Нашу беседу прервала Валентина Петровна: «Супьян, хватит, у тебя ремонт, рабочие ждут». Беспокойство Валентины Петровны понятно: этот ремонт должен скорее завершиться. Ведь впереди у этой пары спокойная, мирная жизнь. Как в кино.
Виктория ХАН