ОТ ГРОЗНОГО ДО ХАРАЧОЯ

chechПосле небольшого перерыва очередная поездка, в рамках проекта «Открытая Чечня», на этот раз состоялось в горное селение Харачой Веденского района ЧР. О том, что это будет необычная поездка, я поняла сразу: в составе нашей группы были одни девушки. Мы так и обозначили этот выезд – «девичий».

«Три девицы под окном, пряли поздно вечерком», - писал А.С.Пушкин. В нашем случае, три девицы - не под окном, а в редакции газеты, и не поздно вечерком, а в разгар рабочего дня, решили отправиться на выезд без парней, потому как они были в ученическом отпуске. Решили поехать в Харачой - разведать обстановку, сделать материалы, заодно и немного развеяться.

«Девичий» выезд предполагал, что сбор информации в ходе поездки будет исключительно на женские темы. К примеру, интересные жизненные истории, рецепты коронных блюд местных хозяек или же история достопримечательности селения – водопада «Девичья коса». Но, как известно, человек предполагает, Бог - располагает. Забегая вперед, скажу, что никаких рецептов и даже какую-либо информацию о селе, нам никто не поведал. Спросите почему? А некому было. В общем, запомнилась поездка не только позитивными, но и нелепыми, местами непонятными и страшными, а также смешными моментами. Но обо всем попрядку.

Харачой как на ладони

По сложившейся традиции, ровно в 9 часов встретились на автостанции «Минутка». Далее, также по традиции, до 10 ждали Марьям. К 11 маршрутка заполнилась и мы поехали. Из Ведено в Харачой мы поехали на такси. Полный восторг вызвала красота и великолепие окружающей нас природы. По дороге я не могла оторвать взгляд от живописных гор с ослепительно белыми снежными шапками. Кристально чистый воздух, высокие скалы и тишина, непривычная для нас - городских жителей.

Наша остановка в Харачое - «Девичья коса». Здесь же установлен памятник Зелимхану Гушмазукаеву, известному больше как абрек Зелимхан или Зелимхан Харачоевкский. С кинжалом на поясе знаменитый абрек сидит на камне, задумчиво вглядываясь вдаль и придерживая на коленях винтовку. Справа от него - его верный конь, а слева струится по склону источник «Девичья коса». Струи родника, переливаясь на солнце, спускающиеся с вершины холма, действительно напоминают женскую косу. Его игривое журчание можно слушать часами.

Сделав дюжину фотографий, мы решили подняться вверх по склону, чтобы увидеть селение, как говорится, с высоты птичьего полета. Рискованное было дело – очень скользко. До «птичьей высоты», конечно, было далеко, но нашему взору открылся дивный вид - весь Харачой как на ладони, и бескрайные заснеженные просторы, сверкающие в солнечных лучах. Вот оно - радость от соприкосновения с природой.

История одной женщины

Спустившись, мы отправились в село. Для меня прогулка по селу - настоящее испытание. Я ужасно боюсь собак, а в горных селениях они, как правило, в каждом дворе, и вовсе не похожи на городских. Быть может, они и не набрасываются просто так, но, как бы то ни было, пришлось пожалеть, что мальчики с нами не поехали. Благо, рядом была Марьям - моя спасительница, которая пообещала отпугнуть всех собак.

Село Харачой - небольшое, тихое и спокойное. На пути нам попались лишь несколько ребят, возвращавших из школы. Кругом царила тишина, лишь лай собак, доносящийся издалека, немного настораживал. В одном из домов мы увидели старушку, вышивавшую что-то золотистыми нитками. На террасе дома сидел мужчина, рядом с которым стояла инвалидная коляска. Из дома выбежал мальчик, но увидев нас, поспешил обратно. К нам вышла невысокая стройная женщина, на вид лет сорока пяти. Отвечала женщина на вопросы неохотно, мол, про село не знаю, да и русским языком особо не владею. Слово за слово нам все же удалось ее разговорить. Зарема, так ее звали, переехала сюда из Гудермеса после замужества. Она воспитывает троих детей.

Старушка, сидевшая во дворе - тетя мужа, психически не здорова.

- За ней нужен глаз да глаз, в порыве гнева ударить может. Вот недавно палец мне сломала, - говорит Зарема, показывая сломанный палец. Мужчина на террасе – дядя мужа, пострадал во время военных действий, теперь в инвалидной коляске. Еще и муж, попав под бомбежку, почти оглох.

Когда в доме даже одинбольной человек – это морально и физически тяжело, а каково должно быть, когда их несколько? Плюс ко всему - домашнее хозяйство: двенадцать коров, не говоря о курах и пасеке. Теперь стало ясно, почему нас не позвали в дом. Мы прониклись к этой женщине чувством уважения и в то же время сострадания. Как такая хрупкая, беззащитная женщина справляется с такой нагрузкой?

- Сама не знаю, как все выдерживаю, Всевышний помогает, - будто прочитав наши мысли, сказала Зарема.

А почему «Девичья коса»?

Мы отправились в сельскую школу, в надежде найти человека, который мог бы рассказать о селе и его жителях. Навстречу к нам вышел сторож. Так как директора и завуча мы не застали, обратились к учителю физики. Уделив нам две минуты, он нам заметил, что его ждут дети и, извинившись, удалился в класс. Ждать до конца урока нам не позволяло время, и мы направились к выходу.

 – Если хотите, могу попросить Дадара, чтобы с вами встретился. Уважаемый человек в селе, он еще входит в состав Совета старейшин села, - предложил сторож, провожая нас к выходу.

Как выяснилось, Дадар жил рядом с родником. Усталые, голодные и замерзшие мы вернулись к отправной точке нашего пути, где нас ждал Дадар.

– Скажите, а почему водопад называется «Девичья коса»? – спросили мы.

– Наверное, такие же романтики, как вы, увидели водопад и назвали так, - ответил Дадар. – Местные жители его называют Чахчар. Больше сказать нечего, - подытожил Дадар.

Слушать этого позитивного человека было интересно, но время поджимало. На дорожку присели возле памятника Зелимхану на лавочку.

- Да уж, – подумали мы, – с мальчиками все же легче. У них лучше получается находить нужных людей, вести дипломатические переговоры, раздобыть еду, в конце концов. Жаль, конечно, что некоторые наши ожидания были разбиты об суровую харачоевскую реальность, но не жалеем, что поехали. В общем, много впечатлений и эмоций, но вывод один: больше без мальчиков-коллег – никуда.

Залина Курбанова