КУЛЬТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ ИЛИ ВЕЧНАЯ СКАЗКА ЛЮБВИ

IMG 3063 800x533С учетом того, что на дворе лето и наступил священный месяц Рамадан, казалось, ездить куда-то на выезды будет сложнее. В знойный жаркий день, под палящим июньским солнцем, усталые, голодные, измученные жаждой, бродим по селу – примерно так я представляла себе эту картину. Но нет. В день выезда в Кень-Юрт погода выдалась как по заказу. Несмотря на то, что за день до поездки по прогнозу погоды предполагалось 26 градусов тепла, было скорее прохладно, чем жарко, а местами шел дождь.

До этого дня в селении Кень-Юрт мне довелось побывать года два назад, когда мы выезжали в рамках пресс-эстафеты «Дойти до каждого». Стоило въехать в село, как сразу вспомнилась мечеть и школа, а вот и Дом культуры, на первом этаже которого, как и раньше, стоял большой круглый стол, рядом дверь в актовый зал. Помню, как тогда, дожидаясь ребят, с высокой температурой и головной болью, спрятавшись от посторонних глаз, я лежала на стульях в этом актовом зале, пока одна из сотрудниц не нашла меня. Она дала мне лекарство, после чего напоила нас всех чаем. К счастью, вторая поездка оставила воспоминания куда более приятные.

В Доме культуры располагалась и сельская администрация. Узнав, что главы поселения нет на месте, мы решили пройтись по селу. Буквально сразу нам встретилась женщина, которая, обратив внимание на наши фотоаппараты, поинтересовалась, кто мы и откуда.

– Достопримечательностей у нас много: зиярт шейха Дени Арсанова, расположенный в доме, где он жил, мост, построенный шейхом Дени, камень-памятник, с которым связана печальная история любви молодого парня и девушки, – рассказывала женщина, пока мы шли к машине.

– А что за история? – чуть ли не хором спросили мы.

– К сожалению, историю эту я не знаю. Знаю только, что молодые люди так и не смогли обрести счастье и быть вместе. А памятник этот – своего рода олицетворение чистой и вечной любви. Думаю, старейшины села точно могут поведать вам эту историю, – будто успокаивая нас, сказала она.

Первым делом мы посетили зиярт, где нам поведали историю жизненного пути и миротворческой деятельности шейха Дени Арсанова. Кроме того, старейшина села Руслан Мусаев  рассказал немного о том самом камне и связанной с ним историей.

– Есть у нас на окраине села камень, по своей форме напоминающий кинжал, воткнутый в землю. Это не надгробный камень, а скорее специальный чурт, который раньше ставили в честь наиболее отличившихся и достойных людей. Не многие могли удостоиться чести быть увековеченным в истории таким способом. Поговаривают, что чурт этот поставили одному достойному юноше, по просьбе девушки, которая долгие годы оплакивала его смерть. Вот все, что мне удалось слышать об этом камне, – неожиданно завершил свой рассказ Руслан Мусаев, оставив нас в неком недоумении.

IMG-20170613-WДалее мы двинулись к мосту шейха Дени Арсанова, к этому времени к нам присоединился глава администрации села Ахмед Абубакаров. По дороге он охотно делился сведениями о селе, о дате его основания и происхождении названия.

На сегодняшний день в селе насчитывается 413 дворов и около 2000 жителей. Основная часть сельчан занимается животноводством и сельским хозяйством. Второе название села - Галне. Принято считать, что основателями села являются представители тейпа Кей, отсюда и название села. Но, по словам Ахмеда, вопрос этот спорный. Когда-то село входило в состав района, который назывался Староюртовский, что на чеченском звучит как Къена-Юрт. Имеются предположения, что название села также образовано от слова Къена-Юрт (Старое село). Что касается даты основания, как утверждает Ахмед, это 1786 год, но в то же время некоторые источники указывают на 1839 год. В 1944 году, после депортации, селение Кень-Юрт было переименовано в Крутой Яр. После восстановления Чечено-Ингушской АССР, населенному пункту вернули прежнее название.

Доехав до моста, Ахмед рассказал, что построен он шейхом Дени в 1912 году. Вот уже более ста лет он служит людям, и каждый, кто приезжает в село, считает своим долгом побывать здесь и пройтись по нему. Примечательно, что более чем за 100 лет на этом мосту не произошло ни одного несчастного случая.

– Мост и камень-памятник являются культурным наследием нашего села, – сказал Ахмед. - Подобных памятников в нашей республике три. Один из них находится в Итум-Кале, второй неподалеку от горного селения Гухой, и третий – здесь.

Ахмед предложил отвезти нас к памятнику, чтобы мы могли воочию увидеть чурт, о котором столько раз слышали за этот день.

– Никто из старожилов не может назвать точную дату возникновения этого памятника. Ясно только, что он был здесь еще задолго до выселения. Есть одна легенда, связанная с этим чуртом, – начал свой рассказ Ахмед, которого мы слушали с замиранием сердца, боясь  перебить. – Когда-то в селении Кень-Юрт жила очень богатая семья. Было в  этой семье шестеро детей: пять сыновей и единственная дочь. В селе девушка славилась своей скромностью, добротой и невероятной красотой.  Чуть ли не каждый день к ней присылали сватов с предложениями от молодых людей, которым она отвечала вежливым отказом. В то время в соседнем Мекен-Юрте поселился молодой человек. Не было у него ни родственников, ни богатства, жил в небольшой хижине на окраине села. Но был человеком добропорядочным, смелым и отзывчивым, за что к нему в селе относились с большим уважением.

Как-то раз с друзьями он отправился в соседнее село на свадьбу и увидел там девушку изумительной красоты. Не задумываясь, он послал к ней посредника с предложением познакомиться, девушка ответила согласием. Вскоре о том, что их единственная сестра встречается с самым бедным парнем района, узнали братья, и строго запретили с ним видеться. Однажды во время встречи у родника девушка обратилась к нему с вопросом:

– Ко мне каждый день присылают сватов с предложениями руки, вот только нет среди них того, кому принадлежит мое сердце, – сказала она.

– Ты из богатой семьи, а я бедный человек. У меня нет коня, на котором мог бы увезти тебя, нет приличного дома, в который я мог бы завести тебя, согласятся ли твои родители на такое родство? – спросил юноша.

– Разве замуж выходят за богатство? Если твое сердце хочет этого, я согласна последовать за тобой, – прозвучал ответ.

После этих слов они вместе покинули село и пошли в сторону села, где жил молодой человек. Когда молодые люди достигли высокого берега реки Терек, их настигли братья девушки, решившие вернуть сестру домой и наказать жениха. Выхватив кинжал, старший брат набросился на избранника сестры. Вместо того, чтобы защищаться, он повернулся спиной, как того требуют традиции: он не должен смотреть в глаза родственникам невесты до окончания свадебной церемонии. Но это не остановило брата, который вонзил кинжал ему в спину. После всего случившегося, братья вместе с сестрой, потерявшей сознание, вернулись домой. Когда девушка пришла в себя, она тайком побежала к старейшинам села и попросила, чтобы они собрали всех жителей. Пришли туда и ничего не подозревающие родители и братья девушки. Когда все были в сборе, она заявила: «Вы все были свидетелями того, как я любила этого человека. Он обладал качествами, которых не было у многих других молодых людей – честностью и добротой. Вчера, когда я добровольно решила связать с ним свою судьбу, мои братья убили его подлым ударом в спину. Отныне я заявляю, что я больше не дочь своим родителям и не сестра своим братьям». Сельчане поддержали девушку. Они построили ей небольшой дом на окраине села и помогли первым необходимым.

– Занявшись вязанием и шитьем, она начала копить деньги для осуществления заветной цели. Накопив необходимую сумму, девушка наняла людей, которые привезли ей с гор большой камень. После она обратилась к мастеру по изготовлению чурта с необычным заказом: издалека чурт должен был напоминать кинжал, воткнутый в землю, а с близкого расстояния – плачущую над убитым женщину, с поникшей головой. Мастер приложил все усилия, чтобы справиться с заказом. Вот она легенда о любви, верности, чести и предательстве, – завершил свой рассказ Ахмед.

Нависшую над нами тишину нарушал только шум порывистого ветра. Чурт стоял на небольшой возвышенности в открытой степи, откуда с одной стороны открывался вид на Терек, с другой, как на ладони, лежало село Кень-Юрт. Перематывая в голове отрывки из услышанного рассказа, мы увлеченно и пристально рассматривали стоящий перед нами значительных размеров камень, пытаясь разглядеть в нем образ плачущей женщины.

Пережив не одну войну, чурт по-прежнему стоит на том самом месте, где он изначально был установлен. Его обстреливали во времена Гражданской войны, в Великую Отечественную войну, а в годы депортации – старались выкорчевать с помощью трактора, но не смогли. Во время недавних военных событий чурт также обстреливали, и на нем отчетливо видны следы от пуль, которые жители старательно пытались замазать. Но чурт выстоял, как обелиск, символизирующий то, насколько крепка истинная и преданная любовь.

 

Залина Курбанова