ПОЮЩИЕ В ТЕРНОВНИКЕ

ПОЮЩИЕ В ТЕРНОВНИКЕ-1Есть такая легенда – о птице, что поет лишь один раз за всю свою жизнь, но зато прекраснее всех на свете. Однажды она покидает свое гнездо и летит искать куст терновника и не успокоится, пока не найдет. Среди колючих ветвей запевает она песню и бросается грудью на самый длинный, самый острый шип. И, возвышаясь над несказанной мукой, так поет, умирая, что этой ликующей песне позавидовали бы и жаворонок, и соловей. Единственная, несравненная песнь, и достается она ценою жизни. Но весь мир замирает, прислушиваясь. Ибо все лучшее покупается лишь ценою великого страдания… По крайней мере, так говорит легенда. Птица с шипом терновника в груди повинуется непреложному закону природы: она сама не ведает, что за сила заставляет ее кинуться на острие и умереть с песней. В тот миг, когда шип пронзает ей сердце, она не думает о близкой смерти, она просто поет, поет до тех пор, пока не иссякнет голос и не оборвется дыхание.

Прочитанная еще в подростковом возрасте легенда вспомнилась, когда подъезжали к селению Терское. Пахучие степные травы и цветы, пестрые обочины: сиреневые, желтые, небесно-голубые… А потом, уже у самого въезда в село, земляные насыпи, в стенах которых бесчисленное множество гнезд, и снующих вокруг них симпатичных птиц.

Да, растений с шипами и колючками здесь хватает. Что до птиц, то они совсем не такие как в легенде: несмотря на дивное пение, встретили они нас враждебно, а гибель в колючках по зову природы явно не входила в их планы. Стоило нам подойти к их жилищам в стенах, они дружно покинули их и переместились на ближайшее дерево. В этот момент их щебет был мало похож на песню – сплошное совещание.

Сложно сказать, к какому решению пришли птицы и что было записано в их резолюции, но они ждали нашего ухода, перемещаясь с дерева на дерево довольно долго.

Но эти холмы, напоминающие распахнутые ворота, таят в себе секрет. Они не только открывают путь жителям села домой, а гостям – в село, они дарят дивные виды на все вокруг, куда только достает глаз. И еще. Чувство свободы, которое человек ни с чем не сможет перепутать. Здесь ты понимаешь, что каждый шаг, сделанный тобой – это твой выбор, а выбор – это свобода.

Терек – нефтяной источник

Как утверждают источники, о наличии нефти в Чечне известно довольно давно. В разные периоды истории ученые и путешественники приезжали сюда для исследования чеченских нефтяных источников. Одной из областей, где добывали нефть, были окрестности Терека.

ПОЮЩИЕ В ТЕРНОВНИКЕ-2Нам повезло: в Терском живет человек, посвятивший 25 лет жизни нефтедобыче. Нухаю Шахбиеву 86 лет. К сожалению, его воспоминания оказались не так полны, как нам того хотелось бы, но и то, что нам удалось узнать – бесценно. Более того, как рассказала нам невестка Нухая – Киса, двое из четырех детей Нухая – старший сын и дочь – тоже нефтяники.

Нухай – самый старший житель села Терское, о чем сам он говорит с гордостью. После возвращения из Казахстана и до самой пенсии он работал оператором нефтяных вышек.

- До высылки здесь (в Терском – прим. автора) было 300-350 дворов, после депортации вернулось около половины, – говорит Н. Шахбиев.

Когда была объявлена депортация, Нухаю было семь лет. Он довольно скудно помнит о тех годах, больше – о периоде работы на нефтяной вышке. Сделав несколько попыток узнать подробности о детстве, о жизни села до депортации, мы оставили пожилого человека в покое.

- Он всегда говорит, что пошел работать очень рано – с 7 лет, - тихо рассказывает Киса, - и работал всю жизнь.

- Где бы я не работал – в совхозе, в Казахстане на заводе, в нефтепромысле, я всегда был передовиком, лучшим, - дополняя невестку, говорит сам Нухай.

В Казахстане молодой человек прошел ФЗО (фабрично-заводское обучение) и поступил работать на завод.

По возвращению из высылки не всем разрешили вернуться в родные села. Это коснулось и многих жителей Терского.

- Почему, знаете?

- Знаю, конечно! Потому что чеченцев не любили, врагами нас называли! Сначала мы жили в Новом-Юрте, потом в - Червленом. Но потом все равно вернулись домой. А кто-то не захотел возвращаться в село – остались в городе.

В то время Терское было четвертым отделением совхоза. Нухаю довелось работать и там.

- В совхозе я проработал мало – потом ушел в нефтепромышленность, там и трудился до пенсии.

В конце беседы к нам присоединилась супруга Нухая - Роза, родом из Толстой-Юрта. Сейчас ей 80 лет. Однако в былые времена она занимала довольно серьезный пост – председатель Правобережненского сельского исполкома.

Сегодня пожилая пара живет в доме младшего сына. «Жду смерти», - смеясь сказал Нухай. Эти слова говорит каждый, кто смог пережить множество событий в своей жизни – темных и светлых. Он не бросается подобно птице из легенды в тернии, он доживает свой век, отдаляясь с каждым днем от своих воспоминаний. И это тоже закон природы.

А зори здесь тихие

Нет, это был закат. Во второй половине дня погода решила проявить норов. Кстати, на реке это вполне уместно. Когда мы спустились вниз, к Тереку, небо стало совсем темным, а из-за темно-синих облаков прорезалось закатное солнце. Вообще,  водоем, будь то океан, море, река, озеро или пруд, придают небу особый шарм, как нитка жемчуга завершает вечерний туалет женщины. Здесь было настолько тихо, что закрыв глаза можно было…

«- Эй, давайте в чижики!

Оголтелая толпа сельских пацанов бегом несется вниз села, по пути собирая палки, пробки, яблоки и вишни.

- Или в кулек?!»

Игрушек у тогдашних детей было меньше, игр и воображения – больше.

Стоило задать вопрос об играх, в которые они играли в детстве, и Шаран Ахмадов, глава администрации с. Терское, и Увайс Бицаев, алим села, перестали быть собой и превратились в тех самых оголтелых мальчишек.

– Берешь кожу, – Шаран Ахмадов, чтобы нам было понятней, встал из-за стола, – баранью, вырезаешь и вот так!

Будучи, хоть и смелыми, и сообразительными, но девочками, нам трудно было понять, как именно нужно отбивать пробки от стены или сбивать палки соперника на перекладинах.

Сработал закон природы.

ПОЮЩИЕ В ТЕРНОВНИКЕ-3

Виктория Хан

Фото автора