ВЗЯВ ГИТАРУ, РЮКЗАК И ПЕСНЮ

ВЗЯВ ГИТАРУ РЮКЗАК И ПЕСНЮ-1Помню, каким магическим было слово «лагерь» в детские годы. Лагерь - детская мечта, манил и страшил одновременно. Каждый второй ребенок хотел не понаслышке знать, что это такое, а каждый второй родитель стремился хотя бы раз устроить своему ребенку «Артек», «Орленок» или, на худой конец, что-то попроще: то, что не было столь известно и популярно, но создано по образу и подобию тех же «Артека» и «Орленка».

Наверняка каждый «владелец» советского детства помнит этот трепет, идущий от горла через желудок вниз, резко останавливающийся возле пупка и начинающий бешено вращаться вокруг него, как центрифуга стиральной машины, при упоминании взрослыми слова «лагерь».

Еще многие вспомнят, какими они возвращались домой: особенно повзрослевшими, с кучей адресов своих новых друзей, которым так и не было написано ни одного письма, с еще большей кучей лагерных песен, стихов, шуток-прибауток, умением играть на гитаре и разводить костер и полной уверенностью в том, что уж теперь-то ты все повидал в жизни. 

ВЗЯВ ГИТАРУ РЮКЗАК И ПЕСНЮ-2- В 14 лет они все такие: думают, что все пережили, все повидали, что жизнь уже прожита. Все пройдено: и огонь, и вода, и медные трубы, - говорит Любовь Владимировна Михеева, заместитель директора по воспитательной работе детского лагеря «Светлячок», - поэтому вожатый – это не учитель, не наставник, не руководитель, это старший товарищ. Если ты смог им стать, у тебя – идеальный отряд.

«Светлячок» был построен по инициативе Главы ЧР Рамзана Кадырова и начал свою работу вначале июня этого года. Здесь уже побывала первая смена (смена длится 14 дней) – дети из семей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, по бесплатным путевкам, предоставленным Министерством труда, занятости и социального развития ЧР.

Сам лагерь расположен в месте, более чем подходящем для детей: на берегу горной реки, в окружении скал, леса, в тишине селения Сержень-Юрт. «Светлячок» занимает 4 га, на которых расположены 18 жилых корпусов. Кроме того, здесь есть столовая – трапезная, концертная площадка, спортивный комплекс, а также открытая площадка для игр на свежем воздухе.

Как это часто бывает, мы стали неожиданными и нежданными гостями в лагере. Настолько неожиданными, что охранники не на шутку встрепенулись. Изучив наши удостоверения и физиономии, они отправили нас к руководству лагеря: пусть там с вами разбираются.

«Разбираться» с нами взялась Любовь Владимировна, педагог с большим опытом работы. Она и еще несколько преподавателей приехали в Чеченскую Республику из других регионов России – из Геленджика, Петрозаводска и даже с Алтая. Будучи в преподавательском составе г. Москвы, педагоги были приглашены для работы в детском лагере в Чечне.

Сама Любовь Владимировна приехала в мае, чтобы вести школу вожатых.

- Дома, конечно, все были в шоке, когда услышали из моих уст слово «Чечня». До сих пор за этим словом хвостом тянутся слова «война», «взрыв», «стрельба», - рассказывает она.

Уже через месяц мнение Любови Владимировны о Чечне кардинально изменилось: приехав сюда на два месяца, она уже поставила в известность родных и коллег, чтобы в октябре ее не ждали – она остается.

 

Вожатый – чеченский вариант

Накануне открытия Любовь Владимировна вела школу вожатых с молодыми ребятами. Вожатых отбирали из числа студентов ЧГПУ и ЧГУ. Выбирали скрупулезно, отсеивали, можно сказать, безжалостно.

- Расхожее мнение таково, что вожатый – это нянечка, горничная, гувернантка. Когда среди студентов проводили опрос, многие, услышав слово «вожатый», буквально отвечали: «Я люблю детей, у меня племянники, я буду за ними смотреть». Но вожатый это намного больше.

К слову, вожатые, принятые в «Светлячок», за время обучения и работы первой смены научились рисованию, пению, танцам, стихосложению.             А еще Любовь Владимировна научила их играть на гитаре.

- Правда, я решила учить песни типа «Нохчийчоь», а не песни «Орленка».

Кстати, как отмечает педагог, есть у наших вожатых и еще одно отличие – интерес к новой информации, подчас, напоминающий жадность.

- Наших студентов ничем не удивить, они все знают, со всем знакомы. Когда я начала работать с местными ребятами, я поразилась, насколько они готовы принять новую информацию, они все хотят знать. Они впитывают все как губки. Наших после «Орленка» и «Артека» не удивить ничем. Здесь картина другая.

Изначально вожатская школа основывалась на методиках «Орленка» и «Артека», созданных еще в советское время – активный отдых для детей. Большая часть методик рассчитана на совместное взаимодействие девочек и мальчиков: веревочные тренинги, разминки, мероприятия – все это парное – встали в круг, взялись за руки.

В Чеченской Республике эта система оказалась нежизнеспособной, поскольку менталитет исключает какие-либо контакты. Менять пришлось все – мероприятия, конкурсы, соревнования.

- Мне буквально за ночь пришлось переписывать методику работы для вожатых. Это оказалось очень трудно, поскольку за 40 лет практики мне впервые пришлось перестраивать и свой мозг, свое сознание. К счастью, мозг не утратил способность ориентироваться здесь и сейчас и быстро менять решения. Так что сейчас мы работаем по совершенно новой методике – чеченский вариант.

Первая смена оказалась настоящим испытанием для вожатых и всего преподавательского состава – сплошная импровизация – джаз.

- Любовь Владимировна, как думаете, готовы принять следующую смену?

- Самое главное, готов вожатский состав. У них уже есть практика, представление.

- Каким должен быть вожатый?

- Вожатый в первую очередь должен быть легким во всем, дружелюбным, потому что детям важно сразу понять, что ты настроен по отношению к ним дружелюбно. С детьми нельзя сюсюкать, но и рычать тоже нельзя. Нужно найти ту самую золотую середину, а это очень сложно. Сейчас я учу их найти тот полушутливый тон, юмористический тон, который так необходим в работе с детьми. Нужна пластичность, нужна скорость, способность действовать по обстоятельствам. Представьте себе, вы всю ночь писали план на следующий день, а на следующий день пошел дождь и весь твой план оказался ненужным. Ну и ничего страшного. Отложи свой план – он пригодится тебе через пару дней, и строй свою работу сейчас, когда идет дождь. Нужна способность думать на два шага вперед и быстро принимать решения.

К тому же архиважна безответная любовь к детям. Когда они поймут это, ты можешь сделать с ними все, что хочешь. Дети чувствуют твой настрой моментально.

- Знаете, что самое важное? Способность обучаться. И желание. Когда мы только начали заниматься, они (вожатые) уселись за стол и началось: «я не рисую», «у меня почерк плохой», «ой, я не умею петь». Смотрите, - с этими словами Любовь Владимировна показала нам кипу рисунков, авторами которых были вожатые. «И это неумеючи-то!».

- Любовь Владимировна, бывают ситуации, когда человек хочет чему-то научиться, но у него не получается?

- А знаете, это бывает очень часто. Во-первых, у меня большой опыт работы, практики, но невозможно это вложить в человека – он должен сам прожить ситуацию. Я могу, конечно, скорректировать его, незаметно направить. Я часто вижу на два-пять шагов вперед и понимаю, что он проколется, и он должен проколоться, он должен ошибиться, иначе он не научится.

Это особенно хорошо видно здесь, в Чечне. С вашими горскими характерами чаще всего лучше все пустить на самотек, чтобы он прожил этот момент. Потом он, конечно, придет и скажет: «Ой, Любовь Владимировна, а знааааете…». Я об этом знала еще два дня назад, но ему отвечаю: «Да ты что! Давай-ка подумаем, почему так произошло».

Краем уха мы услышали, что Любовь Владимировну называют «Любава». И это не преувеличение: сложно обращаться к ней официально. Несмотря на возраст и занимаемую должность, она не стесняется ни пошутить громко, ни гримасу состроить так, что смеяться будешь до коликов в животе.

Будучи уроженкой г. Хабаровска, она имеет три педагогических образования. Пока училась, практиковала, Любовь путешествовала.

- Я обошла с рюкзаком многие страны. Я «не снимала» брюки и рюкзак десять лет, и мой приезд в Чечню – это богатейший опыт, в том числе платье и косынка, которые мне пришлось надеть здесь. И это тоже педагогический опыт, а самое главное – я чувствую себя в этом абсолютно комфортно.

Порой удивительно, насколько переменчива судьба: сегодня ты строишь планы открыть школу скорочтения в Геленджике, а завтра – оказываешься в горах Чечни, в детском лагере, где узнаешь, познаешь и передаешь накопленное другим.

 

Виктория Хан

Фото автора