В ПРИМЕР МОЛОДЫМ

В пример молодымГоворят, чем больше человек пережил бед и несчастий в жизни, тем добрее он становится. Отчасти так оно и есть, однако утверждение это применительно не ко всем. Не каждому, пережившему боль и утрату, удается сохранить в себе человечность. Каждый выносит из испытаний свое: кто-то становится милосерднее и добрее к другим, а кто-то, наоборот – озлобляется на окружающих и начинает жалеть только себя.

Достойно пережить все страдания, относиться к несчастьям со смирением может только светлой души человек, в котором доброта была заложена с самого рождения. Более того, после всего пережитого такой человек становится не только добрее, но и мудрее. Я благодарна судьбе за то, что на своем жизненном пути мне посчастливилось повстречать немало таких людей.

После месячного отпуска мои рабочие будни начались с выезда в горное селение Нихалой. По дороге, в маршрутке, мы познакомились с женщиной по имени Луиза. Слово за слово и мы разговорились о селе, его жителях, достопримечательностях и старожилах.

– К сожалению, старожилов в селе осталось мало. Пожалуй, самая старая среди них моя 92-летняя мать, к которой мы с сыном едем в гости. Зовут ее Хижан, – собщила Луиза.

Как и следовало ожидать, мы первым делом направились в гости к Хижан. Зайдя во двор, мы увидели маленькую пожилую женщину, сидящую на стульчике на крыльце дома. Увидев нас, она мило улыбнулась. Когда Луиза рассказала кто мы и откуда, сразу пригласила в дом.

Трудно представить, сколько страшных событий за плечами этой хрупкой женщины, сколько дорог пройдено, сколько трагедий пережито.

Достав из рюкзаков все что нужно - ручки, блокноты, телефоны и фотоаппараты, мы уселись возле нее. Говорила она довольно быстро, умудряясь вложить огромный смысл буквально в каждое слово. И да, эта манера рассказывать, присущая, наверное, только чеченским бабушкам: резкое повышение голоса, сопровождаемое особой звонкостью, означающее недовольство или удивление, или же понижение при воспоминаниях печальных моментов жизни. Что-то удивительно милое и трогательное было в ее лице. Глаза бегали из стороны в сторону, внимательно разглядывая гостей, но при этом от них исходил такой теплый и приятный свет, что это невольно вызывало улыбку.

Аккуратно завязанный платок, невысокий лоб с глубокими морщинками, складки твердо сжатых губ и необычайно ясные карие глаза. Она казалась веселой и беззаботной. Только при внимательном рассмотрении можно было заметить, как сильно ссутулились ее плечи, как глубоко впали глаза, как сильно сморщились лицо и руки, которые подтверждали, что жизнь ее была наполнена трудом и заботами.

– Родом я из селения Хал-Келой, – начала свой рассказ Хижан. – В семье нас было четверо детей: три сестры и брат. Я была самой старшей. Мои родители были исключительно порядочными, честными людьми. Детство было беззаботным и трудным одновременно. Детей в нашей семье, как и всех детей в то время, с  малого возраста приучали к труду. Мы всегда помогали родителям по хозяйству: сажали и собирали картошку, кукурузу, пасли овец и коров. Мама делилась секретами приготовления семейных блюд, прививая тем самым любовь к готовке, – рассказывает бабушка.

Стол в семье Дубаевых всегда был богат блюдами национальной кухни. Бывали на нем галушки из кукурузной муки с мясом, лепешки с творогом и тыквой, творог со сметаной и домашний кефир. Если для детей в то время способом развлечения были дворовые игры, то для молодежи это были танцы и праздничные гуляния. Именно такие гуляния, которые, как правило, устраивались в честь свадьбы или приезда гостей, были местом для знакомства и встреч. Так и Хижан на одном из таких мероприятий познакомилась с молодым человеком, за которого думала выйти замуж, но ее планам не суждено было сбыться.

– Во время депортации мне было 19 лет. Помню, как холодным февральским утром нас загнали в вагоны, как плакали женщины и дети, еле сдерживали слезы старики. Дорога была долгой и тяжелой. Пунктом нашего прибытия стала Актюбинская область Казахской АССР. Первые месяцы выдались самыми тяжелыми. Чтобы выжить, приходилось питаться даже отходами. Помню, как мы собирали кожуру картофеля, так как воды тоже не было, растапливали снег, мыли эту кожуру, поджаривали и ели. Холодная зима унесла жизнь сначала матери и брата, позже отца и сестры. Мы с младшей сестрой остались одни. Сестру забрали в детдом, а меня приютили родственники отца. С приходом лета жизнь немного упростилась, появилась возможность пойти работать, добывать еду. Где я только не работала в те годы: на полях и строительных участках, даже кирпичи саманные научилась делать, – рассказывает Хижан Дубаева.

Вскоре, приняв предложение от юноши из селения Нихалой, Хижан выходит замуж. После тринадцати лет скитания на чужбине, в 1958 году они возвращаются на Родину.

– Первую зиму мы прожили в доме у родственников мужа. Когда потеплело, построили небольшой домик, в котором я живу до сих пор. Потом устроилась работать в поле, занималась выращиванием табака. Работа была крайне сложной, особенно летом в жаркие дни. Кроме этого, наравне с мужчинами ходила на покос травы, занималась нанесением глиняной штукатурки на стены домов, выращиванием кукурузы.

У Хижан было семеро детей: 4 сына и 3 дочери. Старший сын умер еще в Казахстане, двое сыновей и дочь - уже после возвращения домой. Мужа она потеряла 25 лет назад. Недавно от онкологии умер и четвертый сын Хижан, с потерей которого она еще не смирилась.

– Хороший у меня был сын, очень хороший, – повторяла она вновь и вновь, вспоминая о нем.

В годы двух военных кампаний, отправив семью в Ингушетию, Хижан осталась дома одна.

– Тогда на нашей улице остались только я и еще одна женщина, жившая через несколько домов. Конечно, было опасно и страшно. Но разве я могла иначе? Уехать, оставить свой дом, хозяйство? Нет уж! А кто за коровами и курами присматривал бы?

Во дворе у Хижан мы заметили небольшой огород с овощами и кукурузой. Луиза рассказала, что Хижан сама все сажает, выращивает и собирает.

– Как говорится, кто любит трудиться, тому без дела не сидится, - смеется Луиза. – Более того, она и дом держит в чистоте и готовит себе сама. Нет, она не одна живет. Во дворе еще дом, где живут вдова сына и внуки, которые заботятся о бабушке, но она любит делать все сама.

После интересной беседы мы попрощались и уже направились к выходу, но не тут-то было.

– Пока не накормлю, никуда не отпущу вас, – твердо сказала Хижан. Вежливо отказаться от еды нам удалось, а вот полакомиться сладким арбузом мы все же согласились.

Уже через три года Хижан отпразднует свое 95-летие. Несмотря на почтенный возраст, эта удивительная женщина полна энергии и жизнелюбия. У нее есть чему поучиться нынешнему молодому поколению.

 

Залина Курбанова