В ШАТОЙСКИХ ГОРАХ

39777674

Несколько лет назад, когда я ехал из Калмыкии в Грозный, ко мне подошел человек - чеченец лет 35. Легкая седина, нетипичная для такого возраста, прилично одетый, с кожаной папкой в правой руке.

Было это на одном из автовокзалов города Элисты. Я вышел из автобуса, и сел на скамейку подышать свежим воздухом. Человек представился Ризваном.

Мы с ним разговорились, и он спросил меня, кем я хочу стать в будущем. Тогда еще меня этот вопрос пугал, и я не смог сразу на него ответить. Немного подумав, я сказал, что хочу стать журналистом. Он сказал: «Это хорошая, интересная и востребованная во все времена профессия».

Мы сели в автобус, разговаривали долго. В основном разговаривали о нашей общей родине, на которой я до тех пор практически не жил. Он рассказывал мне о том, как сильно изменилась республика. В Грозном Ризван еще раз пожелал мне удачи, и сказал: «Я надеюсь, ты когда-нибудь  напишешь обо мне, как о хорошем экономисте».

Как я и сказал в тот день Ризвану, судьба занесла меня в интересный и непредсказуемый мир журналистики. Каждая история, написанная мной за годы работы в журналистике, хранится в моем сердце. Сегодня я хочу дополнить архив своих историй еще одной. Точнее, небольшим рассказом о женщине, которая всю жизнь прожила в Шатое.

Тоита (так зовут героиню моего повествования) признается, что ее с детства завораживает красота здешних мест, величие загадочных гор-исполинов. Думаю, не только ее. Сколько раз я бывал в горах, столько же раз я поражался их красоте, могуществу, недосягаемости. Здесь все иначе, чем в городе, в котором я живу вот уже пять лет: воздух свежий, вода чистая и особенная на вкус, и эти доносящиеся отовсюду, в хорошем смысле слова, «дикие звуки».

4b494u 960 e1488027069154О звуках в горах нужно сказать отдельно. Горный шум, как бы странно это не звучало – «пахнет». И пахнет он живительным для нервов гулом могучей реки, трелью птиц, застывшим в воздухе свежим трепетным дыханием природы.

Тоита Бачулаева – работница местного отдела УВД по вопросам миграции по Шатойскому району. Живет в крохотной квартирке нетипичного для горной местности многоквартирного дома. В их семье было четырнадцать детей: семь братьев и семь сестер. И все были заняты делом.

- В нашей семье без дела не сидел никто. Все – от мала до велика – работали. Так было принято в те времена. Каждый находил себе занятие в зависимости от возраста. Мы, дети, часто ходили на помощь к отцу, который держал ферму на окраине села, – вспоминает Тоита.

В Шатое я бывал неоднократно. Это красивое село «разбросано» на отлогих горных хребтах. С одной стороны, эти хребты серые, с другой – покрыты сочной травой. Село основано почти две сотни лет назад. Здесь необыкновенный климат, который дарит горцам 310 солнечных дней в году. Здесь растут самые большие лопухи, которые я видел в своей жизни – они больше метра в диаметре. Чуть поменьше в диаметре листья мать-и-мачехи. А крапива бывает выше человеческого роста.

Но самое удивительное в здешних местах – люди. Горцы всегда встречают гостя как родного, близкого человека. Сколько бы человек ни приехало в гости, никогда не спросят, надолго ли. Быстро накроют на стол, организуют тебе личное пространство для отдыха, и если ты сам того не пожелаешь, не будут надоедать разговорами, расспросами.

- Конечно, уставали, – продолжила моя собеседница.  - Бывало, что злились на родителей за то, что приходилось много трудиться. Но теперь, оглядываясь назад, я понимаю, что родители нас воспитывали правильно. К примеру, я не помню случая, чтобы к нам пришел кто-то из соседей или односельчан с жалобой на моих братьев или сестер. На шалости просто не было времени. Самое главное, ни один член нашей семьи не вырос лентяем. Все устроены в жизни, все завели семьи, построили дома. Что касается меня, так получилось, что я всю жизнь была рядом с родителями, - рассказывает Тоита.

ivy981KB 64 копияТ. Бачулаева работала сначала в райисполкоме Шатойского района, потом в прокуратуре, а еще позже в паспортном столе. Она с удовольствием тратила средства на оплату санаторного отдыха пожилых родителей, возила их по родственникам. Одевала, обувала, заботилась, ухаживала за ними. Много средств уходило на лечение стариков. Естественно, братья и сестры тоже проявляли заботу о родителях.

Тоита с некой гордостью рассказывает о том, что родители ушли из жизни, достойно исполнив свой долг – воспитав детей. Ни одному из них ни разу не пришлось краснеть друг за друга.

– А это главное в жизни, коль мы живем у самых истоков своего рода. В горах не принято позорить честь фамилии, семьи. Здесь все знают друг друга по седьмое колено, - говорит она.

О гостеприимстве Тоиты в Шатое знают многие. Она всегда искренне радуется приходу гостей.  В тот день две мои хорошие знакомые (и, естественно, давние хорошие подруги Тоиты) Хеда Саратова и Алпа Газиева собирались в гости к ней. Я тоже был в числе приглашенных.

Нам в очередной раз посчастливилось стать свидетелями  необыкновенного горского гостеприимства. Буквально за считанные минуты на столе появились национальные блюда: чепалгаш, хингалш. Кстати, здесь их делают немного толще, чем на равнине – горцы любят, когда тыквенной начинки много, ароматные «юьзна галнаш» с черемшой и домашним творогом, очень вкусный сырный суп, к которому хозяйка подала знаменитый на всю республику мягкий шатойский хлеб. Как ей удалось так быстро и вкусно все это приготовить – осталось для нас загадкой.

Закончить свой небольшой рассказ о Тоите хочу словами известного канадского журналиста Жиль Куртманша о горах: «Люди вообще в душе чем-то похожи на пейзаж и климат края, в котором выросли. Те, кто живет у моря, напоминают поток, приливы и отливы. Они уезжают и возвращаются, беспрестанно перемещаются и открывают новые берега. Их слова подобны воде, утекающей сквозь пальцы, которая находится в вечном движении. Людям, живущим в горах, пришлось бороться за право жить там. И, как только горы им покорились, люди начинают защищать их как свой дом и если завидят издалека, что к ним кто-то поднимается из долины, то вполне могут принять его за врага, а могут встретить как родного. Люди с холмов долго присматриваются друг к другу, прежде чем поприветствовать. Изучают, медленно привыкают, но, лишь только оборона будет снята или дано слово, их обязательства будут такими же крепкими, как и гора, на которой они живут».

 

Нур-Магамед Юсупов