УКРОЩЕНИЕ СТРОПТИВОЙ

Говорят, красота спасет мир. Сомневаюсь. Говорят, красота – страшная сила. Да, это больше похоже на правду. Я бы сказала так: красота спасает себя, губя тех, кто не способен устоять перед ней, уважать ее и принимать такой, какая она есть. В этом ее страшная, ужасающая сила.

Что же касается мира, то история утверждает обратное: красота всегда была яблоком раздора, причиной войн, столкновений, терзаний и гибели великих людей нашей планеты. А все потому, что каждый хотел присвоить, покорить, усмирить и поставить себе в услужение. С красотой так нельзя, особенно, если речь идет о Природе.

Несколько лет назад, когда на пути в Армению я ехала через Грузию, я увидела картину, которую, возможно, я больше никогда не увижу. Мы ехали по узкой дороге глубокого ущелья – один из опасных участков на границе Грузии. Была глубокая апрельская ночь, в горах все еще была зима, а снег становился дополнительной стеной, из-за чего и без того узкая дорога была еще уже.

Автобус не ехал – почти шел пешком, потому как любое проявление спешки могло привести к нашей гибели. Нам, пассажирам, не спалось. Было зябко, страшно и немного голодно (страх у многих пробуждает аппетит). Пока водитель напряженно всматривался в дорогу, ища общий с ней язык, нам ничего не оставалось, как любоваться тем, что нас окружило в тот момент. Горные вершины, покрытые снегом, освещались огромной, ярко желтой луной. «Как страшно красиво, - подумала я. – А что если попробовать дотянуться до нее? Добраться до вершины и дотянуться?».

Для того чтобы соприкоснуться с прекрасным, нужно непременно рискнуть. Сделать шаг, на который не у каждого хватит сил и решимости. Слабые отступают, махнув рукой, смельчаки идут вперед и гибнут, умные – уважают и остаются на своем месте.

Это самое удивительное, что вообще может произойти с человеком: любоваться и восхищаться тем, что вот-вот готово тебя убить, уничтожить, стереть с лица земли. Более того, обрыв и скалы сделали бы это совершенно спокойно и хладнокровно. По-женски.

Несколько лет назад, как мы знаем, в Кармадонском ущелье произошла трагедия, о которой говорят до сих пор. Однако гибель людей стала мне понятна после просмотра интервью с режиссером Сергеем Бодровым–старшим, в котором он объясняет, почему его сын выбрал именно этот регион и это ущелье. Идеальная красота.

- Это его, в конечном счете, и погубило, - сказал отец.

Укрощение

строптивой

Мне уже приходилось осваивать разного рода транспорт на полном ходу. Например, когда на лыжах мы мчались по просторам Камчатки к Тихому океану. На лыжи тогда я встала впервые, но учиться времени не было – нужно было мчаться, пока не началась вьюга.

Так же было, когда на той же Камчатке, меня поставили каюром в собачей упряжке. Тогда было еще сложнее: не было времени не то что учиться, а даже думать, поскольку двенадцать собак мчали что есть духу по лесу, а сани готовы были перевернуться в любой момент.

На этот раз все было несколько иначе. Я о рафтинге, который успешно развивается в Чеченской Республике. Мы были бы не мы, я имею в виду себя и своих друзей, если бы не испытали этот вид спорта. Говоря о себе, скажу: на этот раз не хотелось ни думать, ни учиться. Из предыдущего опыта я вынесла не только впечатления, но и пару важных правил, которые засели в моей голове. Во-первых, нет ничего такого, чего бы я не смогла. Во-вторых, страх мешает мне наслаждаться моментом.

Рафтинг – явление молодое для Чеченской Республики: существует всего лишь три года. Руководителем и главным инструктором является Ислам Успанов. Есть еще два инструктора, его двоюродные братья, - Ахмед и Адам Хамзатовы.

На берегу реки Аргун, в селении Итум-Кали, молодые люди основали небольшую базу с лодками, спасательными жилетами и касками. Это еще не все. База «Итумкалирафтинг» - это очень крохотный Кавказ. Горная река, скалы с пасущимися на их склонах козами, небо и сокол, который даже в клетке держит гордо осанку и зорко смотрит по сторонам. Тишина и радость.

Есть здесь и очаг, у которого готовят шашлык для гостей. Но очаг горит лишь тогда, когда у него есть хозяйка. Кока – горная женщина, с тихим голосом, но прямым и смелым взглядом. Ислам и Ахмед – молодые люди с горскими чертами лиц, которые не спутаешь ни с какими другими. Как и все горцы, они немногословны, делают то, что должны делать и что считают нужным. Да и Кока разговаривала больше с нами, девочками.

Мы же прибыли на базу не изменяя себе: «цыгане шумною толпою». Возможно, со стороны мы и вправду похожи на челноков: рюкзаки, сумки с фотоаппаратами, вещами и что-то еще, что совершенно не нужно, но мы обязательно берем с собой. В результате, наши вещи заняли больше места в беседке, чем мы сами.

Дополнением ко всему этому был тот факт, что машина, на которой мы приехали, открывалась только при помощи интернета. А интернет в горах не так активен как в городе...

Я люблю воду. Я выросла на реке Волге, сильной, страшной и прекрасной. Никогда и ни с чем я не спутаю ее запах, вкус обитающей в ней рыбы и жар песка под голыми пятками. Из всех братьев и сестер я позже всех научилась плавать – было страшно. А потом стало обидно за себя. Когда, наконец, я начала делать заплывы, брат одобрил: плавает как карась.

Теперь я знаю, какова на вкус река Аргун. А еще теперь я точно знаю для себя, что больше ничего не хочу покорять: ни воду, ни горы, ни земли, ни умы и сердца. Проходя через пороги реки во время сплава, я вдруг успокоилась и нашла недостающий пазл в своей картине мира. Не нужно никого укрощать и покорять. Нужно уважать. Стихию в первую очередь. Нужно уважать свободу стихии.

- Нужно любить воду, чтобы отдаваться по полной тому, что делаешь, – говорит Ислам. – Когда любишь, тогда и сам удовольствие получаешь, и люди, которые в лодке сидят.

Вообще, это был тот момент, когда как журналист ты обязательно должна о чем-то спросить, но как человек хочешь помолчать и спокойно посидеть на траве у воды.

Что касается инструкторов, то им общения с водой хватает. Судя по всему, с ней они уже давно на «ты». В день у ребят бывает около трех сплавов. Сезон открывается весной и длится до осени. Но и здесь они зависят от природы. Например, в прошлом году из-за дождей люди до них просто не могли доехать.

При всей кажущейся опасности рафтинг по большому счету безопасен: им могут заниматься и взрослые, и дети. И даже пожилые люди. Да, были и такие клиенты у «Итумкалирафтинг». Разумеется, все безобидно и безопасно, если соблюдать все правила, о которых инструкторы подробно рассказывают перед тем как сказать: «Вперед!».

- Конечно, бывают случаи, когда доезжали до места старта, смотрели на воду и уезжали. Но такие случаи очень редкие. В основном все хотят вернуться, - рассказывает Ислам.

Признаемся, мы тоже поплыли по течению: решили вернуться.

 Виктория Хан

Фото автора